В последнее время фиксируется все больше случаев криминализации вспомогательных репродуктивных технологий, к которым относится экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), суррогатное “материнство” и искусственная инсеминация, вокруг которых развивается предпринимательская деятельность.

Это только начало пути вниз, на который нас бросила легализация искусственных репродуктивных технологий (вспомогательных репродуктивных технологий). Вмешательство в грани человеческой жизни – начало и конец биологической жизни – лишенное ценностных нравственных оснований неизбежно будет порождать рост криминальных ситуаций и проблем.

Торговля женский телом и его функциями, детьми, эксперименты над человеческими эмбрионами, уничтожение т.н. лишних эмбрионов, использование ребенка как товара – это подлинная суть искусственных репродуктивных технологий.

Суррогатное “материнство” стало средством и экспериментальной площадкой для манипулирования с природой человека – создание детей на продажу – и средством разрушения традиционных представлений о семье.

Поскольку подобная технология и процесс передачи ребенка весьма далеки от традиционного понимания материнства, более корректно использовать термины “суррогатный” или “гестационный курьер”. Наиболее точной формулировкой следует признать формулировку, принятую Всемирной организацией здравоохранения в 2001 году: “Гестационный курьер: женщина, у которой беременность наступила в результате оплодотворения ооцитов, принадлежащих третьей стороне, сперматозоидами, принадлежащими третьей стороне. Она вынашивает беременность с тем условием или договором, что родителями рождённого ребёнка будут один или оба человека, чьи гаметы использовались для оплодотворения”.

Суррогатное “материнство” запрещено на уровне закона в Австрии, Германии, Италии, Щвейцарии. В этих странах применяются весьма жесткие санкции против врача, который помогал осуществить подсадку эмбрионов суррогатной матери. Ответственность перед законом несёт и тот, кто помог бесплодной паре найти суррогатную мать, т.е. осуждается сводничество и суррогатное сутенерство. В Австралии, Канаде, Греции, Израиле, Южной Африке и Великобритании суррогатное “материнство” допускается с большими ограничениями и только на безвозмездной основе. В мусульманском мире суррогатное “материнство” противоречит принятым религиозным нормам, поэтому только в Иране, шиитском государстве, оно имеет место.

Православная церковь считала и продолжает считать суррогатное “материнство” нравственно недопустимой репродуктивной технологией. Подобной точки зрения придерживаются другие конфессии: не только Католическая церковь, но и Лютеранская сравнивает эту технологию с проституцией.

При использовании технологии суррогатного “материнства” само понятие семьи размывается и становится неопределенным: кого считать родителями несчастного ребенка? Суррогатное “материнство” изначально лишает ребенка полноценной семьи. Человек рождается не как плод любви, а как результат коммерческой сделки, платной услуги. В его появлении на свет участвуют люди с непонятными взаимоотношениями с юридической и с морально-этической точки зрения. Что касается самих “суррогатных курьеров”, то их, как правило, не предупреждают об огромных и зачастую невосполнимых рисках для здоровья. Остановка лактации сразу после родов (ребенка немедленно отнимают) грозит тяжелыми осложнениями, вплоть до последующего полного бесплодия и серьезного повышения риска рака молочной железы. Кроме того, последствия для психического здоровья, которые несет вынашивание ребенка на заказ и расставание с ним, непредсказуемы.

Злоупотребление новыми репродуктивными технологиями осложняется еще одним обстоятельством: биологические братья и сестры по документам не являются родственниками. Нельзя исключать вероятность их встречи и вступления в инцестный брак. Любой такой случай может привести к трагедии: появлению детей с тяжелыми врожденными пороками.

Использование новых репродуктивных технологий привело и к другим неразрешимым противоречиям, например, к появлению коммерческого рынка половых клеток и эмбрионов. Половые клетки и даже эмбрионы, зачатые in vitro, можно продать, купить.

Никто точно не подсчитал, сколько эмбрионов уничтожается в результате экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и суррогатного “материнства”, при котором всегда применяется ЭКО. Согласно статистике на одного рожденного в результате ЭКО приходится 10 погибших эмбрионов. Общественность остается жертвой недобросовестного информирования по поводу ЭКО, когда нам говорят, что дети не гибнут. На самом деле гибнут на разных стадиях, не существует методики проведения ЭКО, которая бы не сопровождалась гибелью человеческих эмбрионов.

Сама процедура искусственного зачатия, происходит вне супружеской близости. Врачи и родители при ЭКО осознанно, активно участвуют в создании новой жизни человека, соприкасаются с ней и поэтому не могут не нести ответственности за её дальнейшую судьбу. Нравственную ответственность участников ЭКО за возможную гибель человеческих эмбрионов нельзя отменить ссылкой на гибель эмбрионов при естественном зачатии. При естественном зачатии происходит то, что от человека не зависит и чего он не знает. При ЭКО же гибель человеческих эмбрионов допускается изначально.

Женщина подвергается гормональной гипер-стимуляции яичников, что значительно увеличивает риск развития рака яичников и рака молочной железы. Что касается младенцев, созданных с помощью этих методов, их замораживают, что значительно повышает риск врожденных синдромов, которые могут вызвать задержку психомоторного и интеллектуального развития. Некоторые эксперты признали рост аутизма у детей, рожденных после того, как они были заморожены в зачаточном состоянии. Кроме того, наиболее тяжелые случаи мужского бесплодия допускают в ходе ЭКО проведение процедуры ИКСИ (интрацитоплазматической инъекции сперматозоида). И это, как раз, наибольшим образом повышает риск рождения ребенка с аутизмом. Доктор Ави Рейченберг из Института психиатрии при Королевском колледже Лондона в своих работах отмечает: дети, рожденные вследствие ЭКО, когда проблемы с бесплодием у мужчины, на 51% чаще имеют отклонения в интеллектуальном развитии по сравнению с детьми, зачатыми обычным путем. Шансы на развитие тяжелой формы аутизма увеличивались в 4,6 раза по сравнению со стандартным ЭКО. Причина в следующем: сперма мужчины, страдающего бесплодием, может содержать генетические дефекты. В обычных условиях сработал бы природный механизм отбора и зачатие бы не произошло.

У младенцев, которых конструируют с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, вероятность врожденных пороков развития на треть выше, чем у детей, зачатых естественным путем, без дополнительного технологического вторжения, говорится в обзоре нескольких десятков исследований. Среди женщин, обращающихся к процедуре ЭКО, 80% имеют в анамнезе аборты и заболевания, передающиеся половым путем. Этот вид искусственного бесплодия вполне можно было бы избежать. Но аборты и вспомогательные репродуктивные технологии – это звенья одной цепи: и то, и другое встроено в коммерческую сферу получения прибыли, и то, и другое основано на уничтожении детей, и то, и другое обесценивает жизнь зачатого человека и несет угрозу для здоровья матери. Не случайно абортное лобби и лоббисты ВРТ, как правило, одни и те же люди и организации.

Татьяна Тарасевич

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Важно!!!
Семьи пострадавшие от Ювенальной Юстиции!!! Где гарантия, что завтра помощь не понадобится вам! Дело №3 Болотовы Дело №4 Запорожец Дело №5 Иванова видео на youtub - БолотовыКуда писать?
Родительская рассылка
Календарь
Май 2014
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
free website clock информер часов на сайт