Данный отчет написан для обнародования круглого стола, на которое Минюст пригласил общественные организации родительского движения. Отчет опубликован в помощь всем активистам противостоящим введению в нашей Родине системы ювенальной юстиции западного образца.

Круглый стол назывался «Консультации с общественностью касательно реформирования уголовной юстиции для несовершеннолетних». Нескольким нашим организациям были присланы письма с приглашение на этот круглый стол. С Минюста прозванивали руководителей и приглашали принять участие.

08.11.2010г. время проведения 09-30 — 16-00
г.Киев ул.Госпитальная, 4, Гостиница «Русь», конференц-зал
согласно обнародованной информации мероприятие проведено при финансовой поддержке Канадского агентства по международному развитию

Розданные участникам круглого стола материалы —
1. Повестка дня круглого стола;
2. Проект Указа Президента Украины «О Концепции развития уголовной юстиции касательно несовершеннолетних в Украине»
3. Статистические данные Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний о специальных воспитательных учреждениях для содержания осужденных несовершеннолетних (на 3 страницах — статданные, 1 график, 2 таблицы);
4. Извлечение из статистического сборника Государственного комитета статистики Украины «Защита детей, которые требуют особенного внимания общества» (на 5 страницах — 5 таблиц);
5. Статья Натальи Крестовской «Ювенальна юстиція: чи варто її боятися?»
6. Информационный бюллетень №1 «Проект реформирования системы ювенальной юстиции в Украине» /июнь 2010г./ — цветное издание на плотной бумаге — 8 страниц, статьи, фотографии. Указанные партнеры проекта — Министерство юстиции Украины, Верховый суд Украины. Согласно информации бюллетеня проект «Реформирование системы ювенальной юстиции в Украине» исполняется компанией «Агритим Канада Консалтинг Лтд.» в сотрудничестве с Министерством Генерального солиситора и общественной безопасности Правительства провинции Альберта при финансовой помощи Канадского агентства международного развития.
Скачать информбюллетень можно по адресу http://www.youthjustice.org.ua

Содержание круглого стола:

1. Краткое приветствие заместителя Министерства юстиции Украины Валерии Лутковской (по завершении выступления покинула круглый стол). Содержание сугубо формально-шаблонное для подобных мероприятий;

2. Вступительное слово Руководителя проекта реформирования системы Ювенальной юстиции Таня Сэнфорд Аммар (представлена как представитель посольства Канады). Речь сводилась к позиции — «мы поддерживаем устремления прогрессивных украинцев по реформированию…». Таня Сэнфорд Аммар занимала центральное место в президиуме (вместе с переводчиком, модератором от МЮ и Натальей Крестовской), фактически направляла течение круглого стола, расставляла смысловые акценты и сформулировала итоги круглого стола;

3. Непосредственная работа круглого стола была начата докладом Натальи Крестовской — доктор юридических наук, профессор кафедры теории государства и права Национального университета «Одесская юридическая академия» (один из основных научных провайдеров реформы).

В розданной участникам повестке дня круглого стола название её доклада было сформулировано таким образом — «Правосуддя щодо молоді: реальність та міфи». Формулировка её доклада была несколько изменена по сравнению с проектом повестки дня, распространенным накануне — там доклад имел название «Ювенальна юстиція: міфи та реальність». Можно предположить, что розданная статья Крестовской «Ювенальна юстиція: чи варто її боятися?» отражала суть запланированного доклада.

Однако Крестовская уклонилась от запланированной темы и фактически всё выступление посвятила историческому экскурсу в историю ЮЮ (эта тема явно менее дискуссионная, чем та, что была запланирована — может её смутил собравшийся пул оппонентов ЮЮ?).

Смысл доклада — человечество движется по дороге прогресса от темного прошлого к светлому будущему. Если раньше дети были бесправными — собственностью главы семьи, их могли продать и убить, то теперь дети наделены определенными правами и этот объем прав нарастает. Дети — особенный тип человека, поэтому не в состоянии быть носителями определенных прав и нести полную ответственность по сравнению со взрослыми. Особенность исторического момента — переход от наказания (карательного подхода) к перевоспитанию, которое направлено на удовлетворение потребностей ребенка (?!). Особенности привлечения к ответственности малолетних и несовершеннолетних существовали очень давно (приведены примеры из истории Российской империи /совестные суды при Екатерине ІІ, судебная реформа 1864г., создание ювенальных судов в начале 20 века и др./ и СССР /комиссии по делам несовершеннолетних и др./ — якобы прообраз современной ювенальной юстиции в том или другом виде существовал и ранее).

В настоящее время существует рад международных документов, направленных на защиту прав детей. Комитет по правам детей ООН делал замечания Украине, касающиеся несоблюдения международных договоренностей. Реализация проекта направлена на реализацию достигнутых договоренностей.
Обсуждение этого выступления не проводилось.

4. Следующий выступающий — Алексей Лазаренко Главный специалист отдела мониторинга соблюдения прав человека в деятельности органов внутренних дел Министерства внутренних дел — тема «Соблюдение прав ребенка в ситуации конфликта с законом. Проблемы и пути их решения».

Обратил внимание на то, что не описаны особенности применения законодательства к несовершеннолетним (например, особенности задержания, доставки несовершеннолетних в отделения МВД, содержания под стражей и др.). Нет подготовленных специалистов в системе МВД по работе с несовершеннолетними, знающих особенности их поведения и развития.

Очень кратко упомянул о факторах определяющих совершение подростками правонарушений («социальный портрет подростка в конфликте с законом»), среди которых он почему то не упомянул социально-экономический (?). Специально отметил, что в конфликте с законом находятся подростки в равной степени как из бедных, так и из богатых семей (типа достаток в семье не играет никакого значения в этом вопросе).

Для подростков с «девиантным поведением» (склонным к правонарушениям) предложено создавать особенный «воспитательный простор» как профилактику от дальнейших правонарушений. В чем заключается создание этого простора и что это такое не разъяснено. Вопросы профилактики сводятся к сугубо индивидуальному подходу к каждому правонарушителю.

Вопросы — началось с вопросов аспиранта и представителей проювенальной части аудитории, касавшихся каких-то несущественных нюансов выступления. В дальнейшем инициатива в вопросах (микрофон) перешла в группу антиювеналов. Среди которых следует отметить представителей ряда киевских общественных организаций. Смысл их реплик сводился к выражению позиции общественности против введения системы ювенальной юстиции. Как главный аргумент использовались негативные примеры введения системы ЮЮ в европейских странах.

Представитель общ.организации «Здоровая нация» задал вопрос о возможности введения в законодательства понятия «родительская власть» (т.е. определить определенный суверенитет семьи в вопросах воспитания детей). Ответ А.Лазаренко — «Власти у родителей над детьми — нет. Власть это насилие!».

Представитель общ.организации «Гражданская защита» /Днепропетровск/ акцентировал внимание на том, что на сегодня инициаторами проекта ЮЮ предложены определенные пути и методы реформирования системы (например — «восстановительное правосудие»), но нет четкого ответа на вопрос — почему происходит рост детской преступности, не освещены конкретные причины, вызывающие этот рост в разрезе существующих социальных групп. Фактически навязывается решение проблемы при отсутствии ответа на вопрос об источнике проблемы, что похоже на откровенную манипуляцию. Сопутствующий опрос — проводились ли криминологические исследования детской преступности в Украине, если проводились — почему не презентованы результаты исследований об установленных причинах, вызывающих рост преступности.

В ответ А.Лазаренко возразил, что мол он все презентовал в своем выступлении (хотя это не так). Подключилась Крестовская с возражениями, которые сводились к тому, что таких исследований очень много, но их результаты из-за большого объема информации невозможно презентовать на круглом столе, защищено множество диссертаций на эту тему и при желании с ними можно познакомиться. Фактически Крестовская и Лазаренко уклонились от ответа на заданный вопрос.

В дальнейшем Таня Сэнфорд Аммар отметила (с несколько ироничным оттенком), что «определить причины преступлений — это все равно, что найти причину рака», а также заявила о наличии достаточно глубоких изысканий в этой сфере проведенных в рамках проекта.

Обсуждение прервано из-за исчерпания отведенного для этого времени

5. Выступление судьи Верховного суда Украины Ольги Шаповаловой «Проблемные вопросы уголовной ответственности несовершеннолетних (на основании данных судебной практики)».

Все выступление свелось к освещению перипетий конкретных уголовных дел, где были допущены нарушения прав несовершеннолетних, привлекавшихся к ответственности (не вовремя поданная апелляция на приговор суда, отсутствие защитника у несовершеннолетнего, вовлечение в преступную деятельность со стороны взрослых и др.), что по мнению докладчика вызвано недочетами Уголовно-процессуального Кодекса в отношении несовершеннолетних.

Шаповалова отдельно отметила пользу медиации (посредничества) в процедуре привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности. Упомянуто Постановление Пленума Верховного Суда Украины №5 от 16.04.2004г. «О практике применения судами Украины законодательства в делах о преступлениях несовершеннолетних», пункт 21 которого рекомендует ввести и применять процедуру медиации. Кроме того, Шаповалова отметила, что на её взгляд применение медиации не будет означать устранение виновных от наказания.
Обсуждение прервано из-за необходимости сделать перерыв на кофе

6. В продолжение обсуждения слово было предоставлено представителям Церкви, которые проинформировали об итогах межконфессионального собрания, проведенного в Российской Федерации весной 2010 года, результатом которого явилось выражение резкого неприятия введения системы ЮЮ западного образца представителей всех конфессий. Прозвучало мнение, что если организовать и провести подобное межконфессиональное собрание в Украине то, его итоги будут такими же как и в Российской Федерации.

Каких-либо комментариев и возражений со стороны сторонников ЮЮ не последовало

Далее прозвучал ряд критических реплик касательно ЮЮ. Особенно запомнившейся были вопросы и информация, изложенные председателем общ.организации «Гражданская защита» /Днепропетровск/ —

• Были процитированы итоги сравнительного исследования западноевропейских и канадских специалистов, в результате которого установлено, что среди взрослых преступников Канады доминируют как раз воспитанники ювенальной системы (т.е. эта система не способствует перевоспитанию «трудных подростков» — краткие итоги исследования приведены в конце этого отчета).

• Заданы вопросы — 1. По подобию системы какой страны собираются создавать систему ЮЮ Украины; 2. Известны ли руководителю проекта Тане Сэнфорд Аммар результаты этого исследования, и если известны — почему о них ничего не упоминается в ходе круглого стола.

Ответ на этот вопрос фактически не был дан (отвечать за Таню ринулась Крестовская). В ходе дальнейшего обсуждения был еще раз поднят вопрос обоснованности предлагаемых нововведений. В ответ Алексей Лазаренко (МВД) выразил уверенность, что следующее запланированное выступление о восстановительном правосудии снимет все вопросы.

7. Презентация исполнительного директора Благотворительной организации «Український центр порозуміння» Надежды Прокопенко — «Восстановительный подход к реагированию на правонарушения среди детей» явилась по сути центральной в ходе круглого стола, что отметила и сама выступающая («Это выступление ожидали все присутствующие…»). Выступление Прокопенко было предвосхищено речью Тани Сэнфорд Аммар — «этот восстановительный подход разработан украинцами для украинцев…» (!!).

Прокопенко в своем выступлении опиралась на ряд последовательно демонстрировавшихся слайдов, изображавших графически суть планируемых реформ. Начато было с более чем спорных утверждений о том, что —
• действующий закон в должной мере не защищает интересы потерпевших по уголовным делам (не дают потерпевшим выговориться на суде; вред, причиненный несовершеннолетним преступником некому компенсировать (? — а родители); действующая система не снимает социальное напряжение);
• по ряду преступлений непосредственный вред никому не наносится (?) /«нарушен мифический закон…»/.

Для выхода из создавшегося положения предложено создать службу примирения, которая бы во внесудебном порядке примиряла бы жертву с преступником (на основе заключаемых договоров о компенсации причиненного ущерба). Предлагаемые нововведения позиционируются как переход от «карательного правосудия» к щадящему ребенка «восстановительному правосудию» (может быть в этом заключается упомянутый Лазаренко особый «воспитательный простор»?). В то же время для успокоения аудитории оговаривается, что система примирения будет лишь дополнением, а не заменой существующей судебной процедуре привлечения к ответственности.

Обсуждение/вопросы — антиювенальная сторона оппонировала что планируемая система «восстановительного правосудия» будет только плодить преступников, развращая безнаказанностью несовершеннолетних, красноречивый пример Франция. На это Крестовская, уверяла, что эта система будет применяться только к незначительным преступлениям. Её поддержала руководитель Киевской ассоциации медиаторов /примирителей/ (оказывается, есть уже и такие ассоциации!).

Следующий вопрос был задан представителем общ.организации «Гражданская защита» /Днепропетровск/ касательно содержания одного из продемонстрированных публике слайдов. Сначала задающий вопрос напомнил аудитории слова Тани Сэнфорд Аммар — «этот восстановительный подход разработан украинцами для украинцев…». Потом обратил внимание на несоответствие этому утверждению содержания центрального слайда презентации отображавшего структуру «восстановительного правосудия» в виде разнообразных (одиночных и групповых) фигурок людей и жестов (рукопожатие), соединенных стрелочками с соответствующими подписями. Название слайда (написанное по-английски “juvenal justice community”), изображенные люди (темнокожие среди прочих) и рукопожатие (белая и темная рука) и, наконец, указанный на слайде мелкими буквами автор программы восстановительного правосудия — Джон Брайтгуайт (фамилия может быть указана неточно из-за мелкого шрифта) доказывает НЕУКРАИНСКОЕ авторство как слайда, так программы. (указание на наличие темнокожих людей вызвало бурную реакцию А.Лазаренко /МВД/ — «Вы фашист!!!», поддержанную аплодисментами проювенальной части зала, и смех противников ЮЮ). Касательно содержания слайда вопрос к Н.Прокопенко заключался в том — кто такой Джон Брайтгуайт и каковы результаты введения его системы (восстановительное правосудие) в других странах.

Очевидное заграничное авторство «украинской программы» существенно смутило Н.Прокопенко, которая смогла сказать только то, что картинка была лишь использована для презентации, а темнокожие люди не такая уж редкость для Украины. (Показательно, что в ответе Надежда «забыла» упомянуть о своем опыте изучения Швейцарской модели ювенальной юстиции. В рамках проекта «Стратегия милиции по профилактике подростковой преступности» (2009) БО «Украинский центр порозуміння» при финансовой поддержке Швейцарського агентства по развитию и сотрудничеству проводил встречи с должностными лицами ювенальной системы кантонов Женева, Фирбург и Цюрих. Изучив опыт ювеналов Швецарии Н.Прокопенко написала статью «Профилактика правонарушений среди детей и молодежи в Швейцарии». Цитата из статьи Н.Прокопенко — (укр.)«…Також за останні роки спостерігається збільшення кількості випадків вживання дітьми легких наркотиків та тютюну. Так, у віковій групі 14-18 років 90% підлітків мають такий досвід. Не оминули Швейцарію і такі спільні для багатьох країн проблеми, як зростання кількості дрібних крадіжок, вживання наркотичних засобів та алкоголю, зростання рівня дитячої безпритульності, посилення ксенофобії та націоналізму, почастішання випадків, коли діти кидають навчання та не мають відповідних професійних знань та навичок…» (стр.45 Щоквартальний бюлетень «Відновне правосуддя в Україні» №1-2/2009). Наверное, старания Надежды направлены на то, чтобы у нас со Швейцарией действительно были бы общие проблемы …)

Поддержав «коллегу по борьбе» Крестовская заявила, что авторство презентованной программы сугубо украинское и выразила готовность сообщить имена авторов этой программы.

Фактически дальнейшее обсуждение было свернуто и объявлен перерыв на обед
8. Выступление Юрия Луценко (научный сотрудник Украинского научно-методического центра практической психологии и социальной работы Министерства образования и науки Украины) «Коррекция, реабилитация и реинтеграция несовершеннолетних правонарушителей как основная функция ювенальной юстиции».

В ходе выступления показаны фрагменты фильма о несовершеннолетних преступниках, отбывающих наказание в местах лишения свободы. Упомянуты добрым словом практический опыт Макаренко и Сухомлинского. Озвучена проблема с возвращением таких подростков к нормальной жизни в обществе, упомянута необходимость создания службы пробации, которая бы курировала подобные вопросы.

Осталось непонятным главное, какие кардинально новые подходы предлагаются в этой сфере (реабилитация осужденных) по сравнению с тем, что было до того.
В дальнейшем проювенально настроенный доцент одного из киевских вузов отметил существующую терминологическую путаницу (коррекция, реабилитация и реинтеграция) и назвал обсуждаемый проект Концепции сырым и подлежащим полной переделке.

9. Выступление Валерия Каливошко (начальник Отдела организации деятельности исправительных колоний и ресоциализации осужденных женщин Департамента по гуманитарным вопросам и охраны здоровья Государственного департамента по вопросам исполнения наказаний, полковник внутренней службы) «Проблемы ресоциализации и реабилитации несовершеннолетних».

Говорил о необходимости новых подходов к отбывающим заключение подросткам. В чем заключаются эти подходы уловить не удалось (наверное из-за общей усталости). Так же осталось непонятным, почему Госдепартамент не может самостоятельно внедрять эти подходы на практике в подведомственных учреждениях, а сильно зависит от принятия или непринятия обсуждаемой Концепции уголовной (ювенальной) юстиции.

Задававшиеся вопросы по последним двум выступавшим практически не касались содержания их докладов, а продолжали обсуждения поднятых ранее тем.

Создалось впечатление, что вопросы исполнения наказаний и реабилитации осужденных подростков не являются ключевыми в программе внедрения ЮЮ, а используются манипулятивно, как антураж и прикрытие для протягивания ювенальных технологий заинтересованными лицами («надо, чтобы дети меньше страдали»). Как отмечали до того Луценко и Крестовская упор в реализации технологий ЮЮ сделан на профилактику правонарушений и на исключение наказаний (карательного подхода), а не на исполнение наказаний.

Один из участников круглого стола процитировал Роберта Эпстайна (доктор, публицист, известный специалист по проблемам подросткового возраста США) —
«Cемья это система многолетних сложившихся прав и обязанностей и в главном ответственности, основанных на чувстве родства и любви к противоположному полу, потомству и являющаяся традиционным архаичным источником всех существующих смыслов жизни общества и человека и государства. Разрушение этой архаики семьи или лучше сказать экологии семьи, это автоматическое разрушение и смыслов жизни. Современный тип цивилизации построенный на капиталистическом типе воспроизводства и распределения благ пытается заменить эту мешающую ей социальную традицию и архаику семьи и все что с ней связанно, удобными ей демографическими технологиями. Ювенальная юстиция в их числе.»

Участникам круглого стола было предложено написать письменные пожелания к тексту проекта Концепции на большом листе ватмана. Но каких либо пожеланий к Концепции в ходе мероприятия так написано и не было (к неудовольствию организаторов).

В итоге Таня Сэнфорд Аммар была вынуждена самостоятельно сформулировать итоги круглого стола (диктовала, а мальчик — помощник записывал). При этом она подчеркнула, что никоем образом не может навязывать свое мнение украинской стороне и её участие является лишь помощью. Эти озвученные итоги по сути заключались в общих неконкретных пожеланиях к разработчикам Концепции — учитывать причины преступности, ориентироваться на сугубо украинский опыт и украинские реалии («…механический перенос заграничной системы ЮЮ в Украину невозможен, но в тоже время нельзя считать все заграничное плохим…») и др. После завершения мероприятия участники добавили на ватман фразы «Нет ювеналке», «исключить восстановительное правосудие» и др..

Некоторые выводы по итогам круглого стола:
1. Само содержание и форма проведения круглого стола еще раз подтвердили, что реформа ювенального правосудия проводится под руководством и в направлении, которое определяется западными (канадскими) структурами («кто девушку ужинает тот её и танцует») — это было показано непосредственно и наглядно;

2. Проводники ювенальной реформы напрочь отказываются обсуждать опыт применения подобных систем в других странах, публично сообщать о выбранных моделях для подражания (все сводится к лживым демагогическим утверждениям о разработке уникальной системы только для Украины и на основе её опыта). О неуверенности проводников ювенальной реформы в этой сфере свидетельствует и изменение названия проекта Концепции с «ювенальной» юстиции на «уголовную»;

3. Корень запланированной ювенальной реформы скрыт в профилактических мероприятиях по «искоренению детской преступности», фактическое содержание и последствия применения большей части которых из предложенного проекта Концепции понять нельзя. Видимое звено этой системы — «восстановительное правосудие», основанное на сделках между преступником и жертвой. Введение этого подхода будет означать сужение влияния государства на сферу уголовных наказаний и юридическую отмену принципа равенства всех перед законом, создаст дополнительные юридические основы для формирования кастово-сословной системы в украинском обществе (будет узаконена сложившаяся де-факто система ухода богатых от ответственности; По сообщению одного из компетентных участников круглого стола, высказанному во время обеда — в настоящее время в местах лишения свободы для несовершеннолетних нет ни одного сынка богатых родителей).

4. Формат подобных круглых столов не предполагает полную презентацию мнения противников введения ювенальной юстиции. Поэтому для полного выражения экспертных мнений противников ЮЮ необходимо проведения подобных круглых столов заинтересованными организациями с направлением результатов обсуждений в профильные комитеты Верховной Рады, МЮ и другим уполномоченным государственным органам и общественным деятелям, в том числе и в посольство Канады. Проведение таких круглых столов с широким обсуждением этой проблемы будет способствовать консолидации антиювенального движения и кристаллизации его собственной теоретической позиции в этой сфере.

5. В настоящее время ощущается недостаток предложений по обоснованию альтернативы предлагаемым ювенальным реформам («улучшать старую систему по работе с малолетними преступниками» не лучший ответ; за годы реформ советская система была полуразрушена, в неё де-факто внедрялись западные элементы; понять что там «старое», а что «новое» достаточно тяжело. Есть насущная необходимость в квалифицированном обосновании рецептов по выходу из действительно существующих и нарастающих проблем с детской преступностью в сложившихся условиях). Очевидно, что отсутствие грамотных альтернатив вызвано отсутствием государственного заказа (финансирования) на альтернативные ювенальным реформы. Сегодня получается, что научные изыскания в этой области знания финансируются из-за рубежа (с предсказуемым результатом), т.е. у страны утерян суверенитет в этой сфере.

*** Примечание —
Данные касательно исследования эффективности ЮЮ Канады, приведенные в ходе круглого стола —
«Серьезное исследование, проведенное Канаде и опубликованное в августе 2009 года, показывает: система ювенальной юстиции имеет отрицательное влияние на малолетних правонарушителей и их последующую жизнь, уменьшая их шансы на возвращение в нормальное общество.
В исследовании, проведенном Уберто Гатти из Генуэзского Университета (Италия), Ришаром Тремблэ и Фрэнком Витаро (Монреальский университет), было проведено сравнение «взрослой» криминальной статистики двух категорий взрослых, бывших малолетних правонарушителей: тех, кто прошел через «ювенальную систему» и тех, кого она миновала.
В сравнении с теми, кто имел в юности схожую историю противоправного поведения, но не стал «пациентом» ювенальной системы:
• те, кто получил мягкие «ювенальные» приговоры (принудительное консультирование, общественные работы, возмещение ущерба), — в 2,3 раза чаще совершали преступные деяния во взрослом возрасте.
• те, кто получил «ювенальный» испытательный срок, — в 14 раз чаще совершали преступные деяния, став взрослыми.
• те, кто был в юности помещен в ювенальные исправительные заведения, — в 38 раз чаще становились преступниками, повзрослев.
«Чем более серьезным было вмешательство ювенальной системы, тем большим было его негативное воздействие», указывают исследователи. Фактически, действующая система ювенальной юстиции является криминогенным фактором»

Иван Комаров

Источник:   http://sovest.dnepro.org/2010/2326.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Важно!!!
Семьи пострадавшие от Ювенальной Юстиции!!! Где гарантия, что завтра помощь не понадобится вам! Дело №3 Болотовы Дело №4 Запорожец Дело №5 Иванова видео на youtub - БолотовыКуда писать?
Родительская рассылка
Календарь
Ноябрь 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт   Дек »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  
free website clock информер часов на сайт