Беседа с председателем Совета Всероссийской общественной организации «Сообщество многодетных и приемных семей России «Много деток хорошо!» …

Татьяна Михайловна, кампания против Свято-Боголюбского монастыря разгорается с новой силой. Инспирирован конфликт, возбуждено дело, а сам процесс неожиданно оборачивается в накат на Православие в целом, на христианские ценности. Самое страшное, что в дрязги снова втянули детей. Какова подоплека происходящего?

— Год назад, после первых нападок на Боголюбово, мы провели собственное расследование и выяснили, что это не конфликт, а проплаченная ювенальная кампания с целью принять в Госдуме закон о ювенальных судах. Тогда один из главных лоббистов этого закона — Олег Зыков написал письмо от имени Вали Перовой, которую выманили из Свято-Боголюбского монастыря, а затем оклеветали монастырь. Но независимые комиссии от прокуратуры, Общественной палаты Патриархии, общественных организаций, по правам человека не подтвердили обвинений, изложенных в письме. «Факты» про тысячу поклонов, про то, как заставляли по тысячу раз открывать и закрывать двери с молитвой, оказались, мягко говоря, чистейшим вымыслом. Более того, условия проживания и обучения детей в монастыре были признаны весьма достойными. Но за клевету тогда никто даже не извинился и не понес ответственности. Массовая дезинформация прошла по ТВ каналам и другим СМИ. Для нас это стало первым звонком о том, что тема «жестокого обращения с детьми» будет только активизироваться.

Сейчас происходит то же самое по той же схеме, с теми же действующими лицами, с привлечением средств. Это тщательно спланированная, заказная кампания с привлечением СМИ. Казалось бы, прокуратура разбиралась и опросила всех девочек, все зафиксировано на видео. Но с о. Виталием Рысевым по СМИ ходят дети, снова обвиняется монастырь. Их обработали, зомбировали. Остальные дети — их там было 35 человек — сами говорят: «Мы не понимаем, как вообще эти ребята могут повторять клеветнические обвинения Вали Перовой!». Мы выяснили, что, например, Степану, который пришел с о. Виталием Рысевым в «Известия», пообещали купить трактор, а девочкам — дать бесплатное московское образование. Детьми манипулируют по полной программе. Получается, что причина дискредитации монастыря — банальное выполнение заказа.

Но ювеналы проиграли первую битву — 8 октября Мизулина в Госдуме во всеуслышание заявила, что антисемейной системы ювенальных судов не будет в России. Однако ювеналы продолжают строить «систему защиты детей». Зыков, приехав в Боголюбово вместе с Кучереной, бегал по монастырю и пихал девочкам в руки свои визитки со словами: «Бегите, девчонки, из монастыря по-тихому, мы вас примем». Его поймали за руку. На мой вопрос, что происходит с Валей Перовой, которая тогда находилась в фонде НАН, Зыков ответил: «Меня не интересует Валя, меня интересует система защиты детей». В этом — верх цинизма. Их не интересуют конкретные дети, им нужна система. Вот составили предписание, как должны проживать дети в приюте, как учиться вне монастыря в школе, где пьют, курят и матерятся, что совершенно неприемлемо для православных родителей и монастыря. Эти условия заранее были невозможными и неприемлемыми — в центре монастыря построить здание в 300-400 кв. метров для детей.

— И тогда дети из монастырского приюта были увезены в Суздаль, в епархиальную школу-пансион?

— Юридически приюта у монастыря не было. Туда приходили люди, которым нужна была помощь — у кого-то сгорел дом, у кого отец спился… Монастырь помогал всем. Теперь его вообще пытаются лишить права помогать бедствующим.

— Получается, что скандал новый, а обвинения — старые, но к ним подключился Лукин, который обвинил монахинь в жестоком обращении с детьми…

— Лукин — первый человек, которые имеет задание создавать систему защиты детей. Потому что Россия подписала Европейскую социальную хартию, ряд международных обязательств по созданию института уполномоченного по правам человека и защите детей. Но, как выясняется, защитников детей не интересуют конкретные дети, им нужно отчитаться перед заокеанскими хозяевами принять законы, разрушающие основы семьи в России, саму Россию. Дети со вшами и лишаями могли бы до сих пор болтаться на улицах, но их приняли в Боголюбово, вложили в них добро, тепло, знания, избавили от болячек. Причем, той же маме Мерине Лойко деньги за квартиру, которые она принесла в монастырь, были возвращены. Но, ныне клевеща на монастырь, огульно обвиняют монахинь, пытаясь представить дело так, что монастырь что-то имел с детей и их родителей. Это, по меньшей мере, смешно.

Вот мама той же Вали Перовой пришла в монастырь после того, как муж стал сильно пить и бить их. Они скитались по родственникам, ночевали по вокзалам. В итоге дети стали страшно болеть. Маше три раза выкачивали воду из легких. Дети погибали без нормальных условий. Мама пыталась прибиться в другие монастыри, но с детьми нигде не принимали. Государство лишь предложило забрать детей в детдом, на что ни одна мать в здравом уме пойти не может. Их спас Свято-Боголюбский монастырь, как принял десятки детей из неблагополучных семей. И, видимо, в отместку за это, за спасение русских детей на обитель организована травля. Воспользовались тем, что дети из неблагополучных семей крайне внушаемы, что ими легко манипулировать, что у них нарушена эмоциональная сфера.

— Итоги манипуляции — год назад детей заставили лгать в отношении Боголюбово и монахинь-наставниц. Затем дети отказались от своих слов. Сейчас — снова навет, и снова забирают свои слова обратно. Манипуляцию с детьми подтвердил и Павел Астахов. Но монахини же ими не манипулируют?

— Монахини сидят и молятся. Они не участвуют во всей этой истории. Когда я приехала в монастырь, который затерзали проверки, матушка призналась, что испытывает покой на душе. Монахини поняли, что это вражеское нападение. Можно без остановки оправдываться, что ты не верблюд, но затем понимаешь, что эта атака иного свойства, иных сил, материализовавшихся в нападках. Матушке Антонии — воспитательнице детей, которую вызвали к Владыке Евлогию, предложили на Евангелии поклясться, что не было издевательства жестокого обращения с детьми, что она не била детей ремнем. Она поклялась. Этого и быть не могло. К приюту имели отношение десятки людей. Кто-то писал диктанты, занимался логическими задачами, рукоделием, рисованием и т.д. У детей была занята каждая минута хорошим, творческим и позитивом. Там нет казематов, но есть выстроенная система образования. Дети вместе молились, вместе читали утренние и вечерние правила. Атмосфера в монастыре способствует духовному росту. У кого из детей была потребность, делали земные поклоны, кто-то хорошо читал Псалтырь. Они росли духовно…

— Ключевой момент — ведь как только спасенные от улицы, разврата, криминала дети стали расти духовно, последовала атака на монастырь!

— Это духовная война! У всех страсти гнездятся в душе. Тем более, детей с такой наследственностью «колбасит», не знаю как. Но что такое детская молитва? Если ребенок искренне молится перед Богом, он может вымолить, все что хочешь.

— Я был в Боголюбово, встречался с монахинями, обучавшими детей, общался с архимандритом Петром. При монастыре находились ребята, которых учили военному делу. Вдруг из интервью о. Виталия Рысева узнаю, что в Боголюбово готовили…боевиков, «православных шахидов». Как можно говорить такое лицу в рясе?

— Ребята занимались военной историей, рукопашным боем, им показывали патриотические фильмы. У них была «Андреевская рать» — некий аналог кадетского корпуса, не зарегистрированный юридически. Готовили нормальных православных мужчин, которые должны почувствовать свою силу, ответственность, понимать, что на их плечах Родина лежит. В монастыре бывают многие отставные военные, фронтовики, которые выступали, работали с детьми. Многие из ветеранов были на войне. Мальчишки перенимали опыт, становились настоящими в такой атмосфере. Говорить о подготовке «шахидов» в монастыре, который называю цитаделью Православия, можно только на уровне пьяного бреда. Ведь из приюта в Суздале, куда перевели детей из Боголюбово, родители уже забирают детей — там провалена вся духовная работа. 17-летний Степан, находясь в православном приюте, полгода доил коров в хозяйстве отца Виталия, не был на службах, полгода не причащался, жил в доме с рабочими, ругающимися матом, пьянствовал. Дают теперь Степе денег на водочку и говорят: «Скажи, что в монастыре тебя били ремнем по груди»…

И о.Виталий заставлял наших детей писать против монастыря? Он потерял понимание происходящего, запустил епархиальный приют, ничем хорошим с детьми не занимался. Мальчики, из которых в Боголюбово готовили чистых и светлых воинов Христовых, стали пить, курить и материться. А до девочек стали доходить слухи о сексуальности главы приюта (!!!)… Там волосы дыбом встают. Не случайно сказано, что в последние времена в миру будет как в аду, а в монастыря как в миру… Поэтому мы вынуждены прятаться за монастырскими стенами, чтобы защитить детей от разложения.

— Обвинения и оскорбления отца Петра — монаха-фронтовика, который кровь проливал за тех, кто теперь представляет его чуть ли не главным заговорщиком, выглядят цинично и кощунственно. Тем более, что Боголюбово — сакральное место России…

— Боголюбово, в том числе и во многом благодаря личности отца Петра, — духовная столица России. Люди приезжают туда набраться сил, взять благословение, помолиться и покаяться. Отец Петр — настоящий боец. Он был бойцом в Великую Отечественную, и остался духовным бойцом. Поэтому сама его фигура, личность вызывает ненависть и трясучку у врагов Православия, России и русских людей. Он против того, чтобы наша Родина — Святая Русь стала царством антихриста, и чтобы здесь вводились электронные паспорта, чтобы здесь развивались вражеские программы. Он благословляет бороться против ювенальной юстиции, как института, разрушающего семью. Отец Петр — как кость в горле всяким либералами. К сожалению, сегодня в Церкви очень много иуд. Хочется сказать таким «дьяконам всея Руси», чтобы обратились к Христу и не позорили Патриарха и Церковь.

…Нужно четко понимать, что это вражеский заказ. Дискредитация монастыря и бредни об издевательствах над детьми нужны тем, кто сегодня хочет принять пакет законов о жестоком обращении с детьми, как нужна была для этого заказная и лживая кампания против семьи Агеевых, где, якобы, мама била горячим электрическим чайником ребенка. Слепили дело, оклеветали семью. Как сказала Костина в Общественной палате, скандал с Агеевыми позволил принять 156-ю статью о жестоком обращении с детьми. А Агеевы до сих пор под следствием, как и другие десятки семей. Идут манипуляции, диктуются ложные наветы. Сколько детей отобрали у родителей из-за синяка на коленке? В сотнях случаях мы не можем оправдаться, что не верблюды. Эта кампания делается на государственные 5,2 млрд. рублей, которые выделены на помощь детям в сложных жизненных ситуациях. Словом, все поставлено с ног на голову. Я видела ни одной семьи, которой в трудной жизненной ситуации дали хоть копейку из этих денег. Наоборот, все брошено на развал и разрушение. Кстати, занимаются этим люди, у которых зачастую нет собственных детей.

Татьяна  Боровикова

Источник:    http://www.ruskline.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Важно!!!
Семьи пострадавшие от Ювенальной Юстиции!!! Где гарантия, что завтра помощь не понадобится вам! Дело №3 Болотовы Дело №4 Запорожец Дело №5 Иванова видео на youtub - БолотовыКуда писать?
Родительская рассылка
Календарь
Ноябрь 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт   Дек »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  
free website clock информер часов на сайт