На следующий день после публикации в «ФАКТАХ» жительница Сумской области Алиса Лещинская вместе с новорожденным сыном Артемом вернулась в родной дом. Чтобы добиться этого, молодой маме пришлось целый месяц бороться с медиками.

История 21-летней Алисы Лещинской, рассказанная на прошлой неделе «ФАКТАМИ» (в номере за 29 сентября) потрясла многих наших читателей. Напомним, в статье речь шла о молодой маме, которой врачи не разрешали забирать новорожденного сына домой, мотивируя свой отказ тем, что у нее не закончен ремонт жилья. «Мне сказали, чтобы я написала заявление, будто у меня нет дома, некуда забирать ребенка и требуется месяц на ремонт, — вспоминает о пережитом женщина. — На меня так давили, что я подписала какую-то бумагу. Позже мне велели уехать домой без сына и заканчивать ремонт. А у меня швы наложены, тяжелого поднимать нельзя, из груди молоко бежит. Только это никого не волновало. По больнице пустили слух, якобы я отказалась от сына. Все женщины заглядывали в нашу палату, чуть ли не пальцами тыкали. Я боялась лишний раз выйти из палаты — вдруг вернусь, а сыночка уже увезли?»

Буквально на следующий день после выхода публикации взволнованная и радостная Алиса позвонила, чтобы сообщить: «Спасибо вам большое. Нас выписали вчера вечером, и мы наконец-то смогли выспаться в собственном доме. Ждем вас в гости…»

«Наверное, сыночек чувствовал, что нас пытались разлучить, и теперь ни на минуту не хочет оставаться один»

На этот раз мой визит в село Бобрик начался с посещения сельской амбулатории, медики которой будут теперь следить за развитием и здоровьем новорожденного малыша. К сожалению, поговорить с одним из главных участников конфликта — участковым терапевтом Виктором Макаренко — не удалось. Как объяснили медсестры, доктора вызвали в Сумы. Жаль, конечно, потому что именно этот доктор через три дня после того, как на свет появился Артем Лещинский, написал заявление главному врачу Роменского района, категорически отказываясь забирать новорожденного под свою опеку. Это после его заявления 26 августа был составлен акт о временном помещении ребенка в Сумской дом малютки. Очень хотелось узнать, почему 22 сентября малыша чуть не разлучили с родной матерью, а 29 сентября, после публикации в «ФАКТАХ», выписали домой? Неужели за семь дней, прошедших между двумя проверками дома Лещинских, семье действительно удалось настолько отремонтировать дом, что члены комиссии были удовлетворены его состоянием? Или все-таки причина в чем-то другом? Пока этот вопрос остался без ответа.

— Я посещала семью Лещинских сегодня утром, — говорит медицинская сестра Бобриковской базовой амбулатории семейной медицины Тамара Карпец. — У меня нет к Алисе никаких претензий, на момент визита в доме было тепло, ребенок спокойно спал. Видно, что мамочка заботится о сыне. Единственное замечание: я попросила, чтобы она не так сильно топила в комнатах, потому что температура помещений для грудных детей не должна быть слишком высокой — малыши обычно плохо переносят перегревание, начинают капризничать, плохо спят. Мы обменялись с Алисой номерами мобильных телефонов, и я сказала, что девушка может мне звонить в любое время дня и ночи. Я же знаю ее еще с годовалого возраста, она выросла на моих глазах. Так что не переживайте — никто здесь ее обижать не будет.

Алиса собиралась выйти мне навстречу с малышом в коляске, однако на сельских улицах я их не встретила.

— Ой, — немного растерялась молодая женщина, когда я зашла во двор, — мы с сыночком не успели вас встретить: пока оделись, кушать захотели. Вот и опоздали немного.

Мы продолжаем в доме все доделывать, осталось отремонтировать последнюю комнату. К сожалению, у нас закончились деньги, и мама снова уехала на заработки в Киев. Сказала, что вернется через две недели.

— Вы сейчас в доме вдвоем с малышом?

— Нет, конечно же. С нами живет мой папа, он как раз заканчивает убирать огород. Послезавтра приедет моя сестра Оксана, поможет нянчиться с малышом, а я потихоньку закончу ремонт в прихожей.

— Ты что, сама собираешься штукатурить?

— Конечно, — смеется Алиса. — Я уже лет пять занимаюсь малярными работами — мама научила. В этом нет ничего сложного, мне нравится моя работа. Правда, в последние месяцы беременности краской нельзя было дышать. Так я до самых родов потихоньку заканчивала штукатурить стены дома. И сейчас с удовольствием бы этим занялась, да малыш совсем не дает. Ведь, если размешаю раствор, начну работу, а тут Артемчик проснется, заплачет, пока мы покушаем, пока успокоимся — раствор и застынет.

Во время разговора молодая мамочка не выпускает из рук своего кроху.

— Наверное, сыночек тоже чувствовал, что нас пытались разлучить, и поэтому теперь ни на минуту не хочет оставаться один, — объясняет Алиса. — Он уже так и спать привык — у меня на руках. Или на кровати, но только чтобы я обязательно была рядом. Стоит мне уйти хоть на минуту, начинает плакать. Я надеюсь, что со временем он даст мне чуть больше свободы, но пока мы просто не можем друг без друга.

«Я хочу добиться, чтобы та женщина больше не работала в больнице и чтобы никогда так не издевалась над другими матерями»

— А как к вам сейчас относятся врачи?

— Приходят, проверяют каждый день, — отвечает молодая мама.- Сегодня только терапевта Виктора Макаренко не было, вместо него пришла медицинская сестра. А так регулярно интересуются самочувствием, спрашивают, есть ли молоко. Ой, я же вам не рассказала, — спохватывается Алиса, — на следующий день после выписки пришел участковый терапевт с двумя женщинами и мужчиной. Одна из них представилась сотрудницей сумского фонда и снова начала говорить, что в доме нет условий для ребенка. Спросила меня: «А где он будет ползать?» И пообещала, что снова вернется через месяц, проверит, все ли мы завершили. Странный какой-то был визит… На прощание эта женщина начала меня поучать, мол, людей нужно прощать, а в жизни творить добро. Когда я прямо спросила: «Вы что, хотите, чтобы я не подавала в суд на врачей?» — мне ответили: «Ну, конечно. Что вы от этого выиграете? — Вас опять будут дергать, вы станете нервничать. Лучше простите этого доктора». (Алиса написала заявление о проверке действий заместителя главврача Роменской райбольницы Нины Скорик, которая настояла, чтобы девушка подписала временный отказ от ребенка. — Авт.). Я ее простила и не желаю ей зла. Но хочу добиться, чтобы она больше не работала в больнице и чтобы не издевалась так над другими женщинами. Поэтому мы подали заявление в прокуратуру.

На этом настаивают и мои новые знакомые — молодые мамы со всей Украины. Они так меня защищают, поддерживают. Аня, Тамара, Наташа… У них тоже маленькие детки, и они понимают меня, как никто другой. «Мы в шоке, только твою ситуацию и обсуждаем», — звонили мне из других городов. Я и представить себе не могла, что в Украине столько неравнодушных людей, — улыбается Алиса. — Благодаря «ФАКТАМ» у меня появилось так много новых друзей! Когда они узнали, что у Артемчика нет детской кроватки, то собрали деньги и купили нам и кроватку, и матрасик. Правда, пока не знают, как все это доставить нам в село. (Я созвонилась с мамочками, и мы решили: для того чтобы избежать транспортных расходов, собранные вещи лучше всего привезти в редакцию, а затем мы отвезем их Алисе. — Авт.).

— Алиса, а как твое самочувствие? Ты уже успокоилась после больницы?

— Наверное, у меня сейчас настолько сильный материнский инстинкт, что я все время думаю только о малыше. На себя не остается ни времени, ни сил. Главное — чтобы Артемчик рос здоровеньким, чтобы у него перестал болеть животик, чтобы больше нас никто не хотел разлучить. А насчет моего здоровья… Честно говоря, я знаю, что мне придется ходить в больницу, хотя бы на плановую послеродовую проверку. Но я боюсь, — неожиданно признается молодая мама. — Опасаюсь, что врачи будут мне мстить, выдумают еще что-нибудь. Хотя, может быть, я преувеличиваю?

Мы с мамой решили, что когда будем крестить Артема, возьмем ему две пары крестных. Говорят, тогда у ребенка будет сильная защита. Я же готова защищать своего сына всеми способами.

Провожая меня в обратный путь, Алиса призналась:

— А ведь я сегодня вместе с вами первый раз выехала так далеко на прогулку с коляской. Все равно мне как-то не по себе: это же село. Некоторые люди на стороне врачей. Недавно одна женщина мимо шла и тихо так пробурчала: «Я двоих родила, и никто у меня никого отбирать не собирался». Так что не скоро все забудут нашу историю. Но ничего, справимся, — улыбается молодая женщина, — ведь мы уже не одни.

«Мы даже собирались устраивать массовую забастовку в поддержку Алисы и ее сына»

— Когда я прочитала историю Алисы и ее сына, то почти целую ночь не смогла уснуть, — делится переживаниями киевлянка Аня. — Я плакала так, что у меня поднялось давление. Рыдала и вспоминала, как меня выписывали из роддома: толпа родственников и друзей, цветы, шарики, настоящий праздник! А эта девочка почти одна, в глухом селе, и ее пугают, заставляют писать отказ на малыша. Сама я мама двоих детей, поэтому прекрасно представляю, что она чувствовала в тот момент. Я за своих детей убью любого, это правда. Алиса тоже мама, а нормальная мать никогда не сможет отдать своего малыша.

На следующий день в интернете только и обсуждали эту историю. Все были просто в шоке. Как это — родную кровинушку оторвать от мамы? Мы нашли Алисе адвокатов, подключили все имеющиеся связи — и в Министерстве здравоохранения, и в Ромнах. Мы даже собирались устраивать массовую забастовку в поддержку Алисы и ее сына! Слава Богу, что все разрешилось благополучно. Мы каждый день звоним ей и говорим, что если вдруг снова начнутся проблемы, то обязательно поможем. А пока вот собрали деньги и купили им новую кроватку с матрасиком. Девочки еще собирают разные вещички для малыша. Очень хочется, чтобы Алисочка поняла, что она не одна и что в этом мире хороших людей намного больше, чем плохих.

— Почему мы ни разу не слышали о том, чтобы отбирали новорожденных детей, например, у наркоманов? — не сдерживает своего возмущения еще одна вставшая на защиту молодой мамы киевлянка Тамара. — Отбирали насильно, как у Алисы, заставляя писать отказы? Почему не проверяют, в каких условиях живут алкоголики и куда выписываются из роддомов пьющие женщины? Почему медики прицепились именно к этой молодой здоровой девушке? Наш родительский форум в интернете сразу решил, что, скорее всего, на малыша был заказ, и поэтому на юную и наивную девочку так сильно давили. Мы очень хотим, чтобы у Алисы хватило смелости и мужества доказать неправоту медиков. И обязательно будем ей в этом помогать. Хотя судиться с врачами или нет, решать только ей. В любом случае молодой женщине придется нелегко, ведь доказать что-то в небольшом райцентре, где все друг другу сваты и кумовья, будет очень сложно.

— Мы уже подали заявление в Роменскую прокуратуру, — уточняет Александр Клепач, который на данный момент является официальным представителем интересов Алисы Лещинской, — и будем добиваться, чтобы виновные были наказаны.

— Да, такое заявление мы получили, — комментирует прокурор Роменского района Алексей Винник. — Но пока могу сообщить лишь то, что начата проверка. Она будет закончена через десять дней, и тогда я смогу ответить на ваши вопросы.

Дозвонившись в Сумское областное управление здравоохранения, я узнала, что там, в свою очередь, тоже проверили правомерность действий врачей из Роменского района. «У нас нет претензий к нашим коллегам, — заявила чиновница облздрава. — Никаких нарушений законодательства в их действиях не выявлено».

Галина КОЖЕДУБОВА, «ФАКТЫ» (Сумы)

Источник:   http://fakty.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Важно!!!
Семьи пострадавшие от Ювенальной Юстиции!!! Где гарантия, что завтра помощь не понадобится вам! Дело №3 Болотовы Дело №4 Запорожец Дело №5 Иванова видео на youtub - БолотовыКуда писать?
Родительская рассылка
Календарь
Октябрь 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен   Ноя »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
free website clock информер часов на сайт