21-летняя Алиса Лещинская родила здорового сыночка, однако вот уже больше месяца врачи не разрешают молодой женщине забрать ребенка, мотивируя отказ тем, что у нее в доме… не закончен ремонт

Голубоглазый крепыш Артемка появился на свет в три часа ночи 19 августа в роддоме города Ромны Сумской области. На четвертые сутки после родов, когда счастливые родственники с цветами и шампанским приехали забирать маму и малыша домой, врачи огорошили их известием: «Ребенка мы вам не отдадим. У вас в доме не закончен ремонт, там нет условий для новорожденного».

Едва оправившись от шока, молодая мамочка сказала: «Хорошо, но у нас же напротив дом бабушки и дедушки. Пока идет ремонт, поживем там». «Не положено, — ответили медики. — У вас дедушка не обследован на туберкулез, к тому же он какой-то неадекватный. Выписать ребенка к ним в дом мы не можем — нарушаем приказ Министерства здравоохранения».

— Потом меня пригласили в кабинет к заместителю главврача и объяснили, что есть два варианта: или я пишу отказ от ребенка, или заявление, что он месяц будет лежать в больнице, — вспоминает Алиса. — «Пиши, что ты не можешь его забрать, потому что у тебя нет жилья», — диктовала мне текст заявления врач.

«Но у меня же есть дом, просто в нем не закончен ремонт», — оправдывалась девушка. «Ну и что. Это одно и то же, — сказала доктор. — И вообще, нечего здесь лежать, оставляй ребенка в больнице, а сама иди делать ремонт. Голодным не останется, накормим». Растерявшаяся мамочка в слезах вернулась в село, однако не смогла выдержать без сыночка и трех часов. Все это время кроха так горько кричал в больничной палате, что у него начала кровоточить пупочная ранка…

«Медики поставили дочку на учет в Ромнах, но при этом все повторяли: «Рожала бы в своем Киеве…»

Из родного села Бобрик Роменского района Сумской области на заработки в Киев Алиса уехала два года назад. Ее семья — мама, братья и сестры — в поисках работы перебрались в город немного раньше. В столице юная девушка нашла работу и встретила любимого мужчину. Однако роман закончился, как только Алиса заикнулась о том, что беременна. Вот здесь и выяснилось, что возлюбленный женат и уходить из семьи не собирается. Но девушка решила: если Господь послал ей ребеночка, значит, как бы трудно ни было, она даст ему жизнь и постарается стать хорошей матерью.

Из Киева беременная Алиса вернулась в родное село. Здесь и дом небольшой есть, и бабушка с дедушкой живут по соседству.

— Так получилось, что во время беременности какое-то время дочка была без меня, да и рожала она, когда меня дома не было, — вспоминает Наталья Алексеевна, мама Алисы. — Мы живем небогато, каждая копейка на счету. Поэтому, когда мне предложили выгодную работу — ремонт квартиры в Москве, я уехала на заработки. Алиса осталась в Бобрике, но я была за нее совершенно спокойна, потому что знала, что мои родители всегда ей помогут. Они хоть и старенькие, но держат хозяйство, обрабатывают огород. Я купила Алисе козу, чтобы она пила молоко, повышала гемоглобин. Дом у нас стоит почти возле самого леса, воздух свежий, красота.

Первые проблемы начались у дочки еще зимой. Когда она приехала домой и пошла в больницу, чтобы встать на учет по беременности, ее начали гонять из села в город — то надо было взять какие-то бумажки у акушерки в селе, то в районном центре.

И хоть село находится недалеко от города, но ведь беременной много не набегаешься. Через четыре дня ее все-таки поставили на учет в Ромнах, но при этом все повторяли: «Рожала бы в своем Киеве…» Алиса сдала все анализы и успокоилась. Я настраивала дочку, что все у нас будет хорошо, что мы справимся. Хотя знаю, каково одной поднимать детей. У меня шестеро детей, с мужем разошлись, правда, он помогает, но все равно тяжело приходится.

Неожиданно анализы показали, что у Алисы упал гемоглобин. Мы купили необходимые лекарства и витамины. Узнав об этом, местный врач так раскричался: «Уродов здесь наплодишь, отвечай потом за тебя». Я еле успокоила дочку. По закону доктора не могли отказать ей в медицинской помощи, но при этом всегда так на нее кричали. Я понимаю, мы семья небогатая. Но разве из-за этого кто-то имеет право на нас кричать и тем более отбирать у нас новорожденного? Мне вот всю жизнь приходится со скандалами добиваться того, что мне принадлежит по праву. В колхозе обманули, лишив пая, пенсию как многодетной матери не назначили. Я все время борюсь, доказываю свои права. Поэтому и неугодная. Мне так и говорят: «Смотри, какая грамотная, газеты читает. Лучше бы за детьми смотрела».

Решили, видно, отыграться на Алисе.

«Врачи почему-то посчитали, что в сельском доме с новыми стеклопакетами и кафельной плиткой не созданы необходимые условия для новорожденного»

— Родила Алиса сыночка, — продолжает Наталья Алексеевна. — Мальчик родился здоровый, вес — три шестьсот. Я в это время была в Москве, в Бобрик из Киева приехали мои дети — Алисины сестры и братья. Дело шло к выписке, дети купили шампанское, цветы, сели в такси и приехали в роддом. Как вдруг 23 августа, в день выписки, Алисе заявили: «Отказывайся от ребенка, тебе все равно некуда его везти, дом-то не готов». Все были в шоке. Дети сказали: «У нас же напротив дед с бабой живут, пусть к ним пока едут». Нет, мол, туберкулез у деда, да и неадекватный он. Всю жизнь был адекватный, 20 лет сторожем в колхозе проработал, а тут вдруг не такой стал! Честно говоря, мы сначала очень растерялись. Я звонила из Москвы и узнавала новости. Алиса рыдала в трубку: ребенка куда-то забирали, никто ничего не объяснял. В отчаянии я примчалась в Украину. Прошло две недели, а вопрос так и не решился. Как вдруг вчера мне позвонила рыдающая дочка и сказала, что мальчика забирают в Сумы, в дом малютки. Мол, в больнице он уже лежать не может, прошли все сроки, а домой выписывать его нельзя.

Привязались к дому — мол, негде жить, неподходящие условия для новорожденного. Домик у нас действительно старый и маленький. Мы в нем не жили лет шесть, конечно же, нужен ремонт. Но мы же его делаем. Уже окна поменяли, двери, крышу. Комнату малыша я обклеила обоями, положила плитку на кухне… Тем не менее комиссия посмотрела и сказала, что все равно условия не те. Придрались, что нет потолка. Вы посмотрите сами, на потолке деревянные балки, — взволнованно показывает наверх женщина. — Такие балки в столицах люди сейчас берегут, это же красиво, модно. Я хотела сохранить дерево, отреставрировать. Не дали. Кричат: «Что это за дом без потолка?!»

Честно говоря, дом, в который медики не разрешили привезти новорожденного ребенка, мне понравился. Две комнатки, кухня с большой деревенской печью и электрической плиткой, новые стеклопакеты на окнах, входная металлическая дверь. Часто в селах люди живут в гораздо худших условиях. Наталья Алексеевна разложила на диване приданое для внучка — два больших пакета с яркой детской одеждой и ползунками. «Мы все давно приготовили: и пеленки, и ползунки, и комбинезончики. Коляску и ванночку купили, только кроватки пока нет».

Не знаю, может быть (во что верится с трудом), три недели назад в этом доме действительно невозможно было находиться. Тогда почему же доктора категорически запретили молодой мамочке жить в доме у бабушки с дедом?

— А что, ваш папа действительно серьезно болеет? — спрашиваю у Натальи Алексеевны.

— Пойдемте посмотрите сами, — приглашают меня в гости.

Большой дом с нарисованными на воротах цветами, в котором живут дед с бабой, находится буквально в десяти шагах от Алисиного. «Проходите, смотрите, — гостеприимно встретили меня старенькие хозяева. — Мы уже для Алисочки и правнука комнатку освободили — там, где телевизор, а ее все из больницы не отпускают. Когда их выпишут? Вы уж поторопите там докторов…»

«У меня даже в мыслях не было отказываться от ребенка. Почему меня к этому принуждают?»

В Бобриковский фельдшерско-акушерский пункт, где уж обязательно должны были знать правду о «страшных» диагнозах дедушки, мы направились вместе с Натальей Алексеевной и Александром Клепачем, который на данный момент является официальным представителем Алисы.

— Эта семья обратилась ко мне уже после того, как в больнице Алису заставили написать заявление, что она на месяц отказывается от ребенка, — вступает в разговор Александр Александрович. — Честно говоря, я был в ужасе от этой ситуации. Как могли медики, которые должны заботиться о матерях с маленькими детьми, настолько запугать роженицу? Женщина находится в шоковом состоянии, ей никто ничего не объясняет, постоянно запугивают, угрожают лишить материнства. Мы написали заявление на имя главного врача больницы, в котором Алиса просит немедленно выписать сына из больницы. Заявление зарегистрировали еще 3 сентября, но маму с абсолютно здоровым ребенком из больницы не выпускают. Хотя Алису с ребенком готовы взять к себе и дедушка с бабушкой, и дядя с тетей, проживающие в благоустроенной квартире в Ромнах. При этом, заметьте, никто не показал нам ни одной официальной бумаги, почему они хотят забрать малыша у мамы. Это просто преступление!

В Бобриковском фельдшерско-акушерском пункте на наше появление отреагировали довольно нервно. Через несколько минут разговора с терапевтом Виктором Макаренко, в ходе которого доктор объяснил все свои действия приказом Минздрава № 149, я попыталась выяснить, есть ли у Алисиного дедушки официальные медицинские диагнозы, например, запись в карточке о туберкулезе. И что означают слова врачей районного центра о неадекватности пожилого человека? Как и следовало ожидать, никаких записей в медицинских картах не оказалось.

— Ну и что, — не успокаивался врач. — Все равно мы не могли отдать туда ребенка, эти люди не обследованы. Есть приказ министра Мытника…

Однако в приказе № 149 Минздрава, на который ссылался медик, дословно записано, что «акушерский анамнез и информация о возможности социально опасных болезней в семье собирается при первом посещении ребенка дома после выписки из роддома».

— И вообще, — не на шутку разошелся терапевт, — вы приехали их защищать или разбираться? Если разбираться, почему не пришли сначала к нам? Вы что, не уважаете власть? Если мы сказали, что ребенку туда нельзя, значит — нельзя!

Перед выездом в село Бобрик мне удалось поговорить по телефону с заместителем главного врача Роменской центральной районной больницы Ниной Скорик.

— Да, у нас есть такая мамочка, они сейчас находятся в больнице, — сказала мне доктор. — Но, поймите, я не могу их вечно держать у нас в отделении, поэтому на днях будем переводить ребенка в сумской дом малютки.

— Но почему вы не выписываете маму с ребенком домой?

— У них в доме не закончен ремонт, это даже не дом, а какая-то избушка на курьих ножках. Потолка нет, стены тонкие. Зато окна новые поставили. Я им говорила: «Зачем вам новые окна? Утепляйте дом, скоро зима». Сегодня у них в доме была комиссия, будем принимать коллегиальное решение.

— А почему нельзя выписать роженицу в благоустроенный дом бабушки?

— Ой, у них там такой дедушка странный, неадекватный немного…

— По-вашему, лучше разлучить грудного младенца и кормящую маму?

— А вы своих детей долго грудью кормили? — неожиданно поинтересовалась врач и сразу же предупредила, что, если я приеду к ним в больницу, встречаться со мной она не будет — не тот, дескать, повод.

Свое обещание Нина Андреевна сдержала, на следующий день на рабочем месте заместителя главного врача района не оказалось — медсестры сказали, что ее срочно вызвали в Сумы.

А вот Алиса с маленьким Артемом очень ждали приезда журналиста.

— Я не понимаю, почему мне нельзя забрать сыночка и уйти домой, — чуть не плача, говорит молодая женщина. — У меня даже мысли не было отказываться от него. Почему меня принуждают к этому?

Мне сказали, чтобы я написала заявление, будто у меня нет дома, некуда забирать сына и что мне нужен месяц на ремонт. На меня так давили, что я подписала какую-то бумагу. Позже мне сказали уезжать домой без сына и заканчивать ремонт. А у меня швы наложены, тяжелого поднимать нельзя, из груди молоко бежит. Только это никого не волнует. По больнице пустили слух, что я отказалась от сына, все женщины заглядывают в нашу палату, чуть ли не пальцами тычут. Но я боюсь оставлять Артемчика одного. Вдруг вернусь, а сыночка уже увезли?

Одна медсестра так мне и сказала: до тебя здесь уже была одна такая женщина. Ее тоже заставили написать заявление: «Иди домой. Будешь приезжать к ребенку на ночь». А потом… лишили материнских прав, что она якобы бросила ребенка. Так что я теперь от сыночка ни на шаг.

Галина КОЖЕДУБОВА «ФАКТЫ» (Сумы)

Источник:   http://sovest.dnepro.org/2010/2186.html

1 комментарий: «Я ПОНИМАЮ, МЫ ЛЮДИ НЕБОГАТЫЕ. НО РАЗВЕ ИЗ-ЗА ЭТОГО КТО-ТО ИМЕЕТ ПРАВО ОТБИРАТЬ У НАС НОВОРОЖДЕННОГО?»

  • На органы сдадут. Или у них там бизнес поставлен — детей заберут а потом усыновят куда нибудь заграницу. Иначе, кроме корыстными намерениями ужасающее поведение садистов в белых халатов не назвать. Наймиты сатаны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Важно!!!
Семьи пострадавшие от Ювенальной Юстиции!!! Где гарантия, что завтра помощь не понадобится вам! Дело №3 Болотовы Дело №4 Запорожец Дело №5 Иванова видео на youtub - БолотовыКуда писать?
Родительская рассылка
Календарь
Октябрь 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен   Ноя »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
free website clock информер часов на сайт