Краткие новости по делу Марины Запорожец.

10 августа состоялось заседание суда.
Практически до последнего дня Марине и нашим преставителям не сообщали, когда и где будет проходить заседание. Лишь накануне после обзванивания нескольких судебных заседателей чудом удалось узнать, где будет слушаться дело и что это будет проходить в 9 утра.

С повестками ситуация не менее интересная. Когда Марина еще лежала в больнице, повестку прислали ей домой. Когда Марина вернулась домой, повестку прислали в больницу. Узнали об этом тоже буквально чудом, в день заседания в 8 утра Марина вынуждена была мчаться в больницу, добыть, наконец, эту повестку и пакет документов по делу (до этого дня документов по делу у нее вообще не было).

Когда она в суде написала заявление с просьбой, чтобы ее представляла наша Татьяна (наша соратница в Приморске), судья заявление отклонил, поскольку, оказывается, для этого нужно нотариально заверенное ходатайство.  Разумеется, никто и словом не заикнулся об этом заранее, как и о том, что Марина вообще имеет право на защиту. Сама она об этом понятия не имела.

Собственно суд напоминал избиение младенцев. Марина выглядела как маленький воробушек против огромного государственного орла (судья, Булашев Роман Леонидович). Она не понимала многих вопросов, отвечала невпопад, то ревела белугой, то молчала как двоечница, то вставала в защитную стойку и говорила “идите сами посмотрите”, на что судья ей говорил, что она хамит суду. Она и не думала никому хамить, просто перепугана насмерть, боялась что-то не так сказать, то говорила тихо-тихо, шепотом, или просто не знала как себя вести, то ли хорохориться, то ли жаловаться, то ли вообще молчать, как партизан. Марина даже в свое оправдание забыла сказать, что когда в ее доме не было дров, это потому, что в это время она жила с Дашей 3 месяца в теплом доме у свекрови!

Марина простая малограмотная сельская девушка. И на нее обрушилась вся мощь юридического интеллекта г-на судьи, вся мощь государственной машины. Чтобы доказать, что она плохая мать, если не покупала дрова, чтобы разлучить любящих неразрывно связанных Богом людей — мать и дитя… Зачем этого судью так хорошо учили в институте? Чтобы он таких как Марина разделывал под орех?  Демонстрировать свои знания и власть и опускать тех, кто слабее и нуждается в защите? Очень больно за Марину и стыдно за всех остальных участников.

Нашей представительнице Татьяне слова не давали сказать в защиту. Судья потрясал процессуальным кодексом и говорил, что, мол, мы вас “не визнали”, вы вообще в процессе не участвуете. В итоге выясняли совершенно не принципиальные вещи, упражнялись в красноречии: “не може заробити” или “не хочет”, были ли какие сигналы про аморалку и кто отец, да от кого и так далее.

А самое главное что ребенка любят, что о нем заботится, что эмоциональная связь очень крепкая у мамы с ребенком, что малышка маму не отпускает, что чистенькая, в чистых платьицах, и вес, и все остальное нормально у ребенка — никто не сказал. И что социальное окружение у Марины сложное тоже ни слова. А в соседнем дворе дядя совершенно бесноватый, хулиган и алкоголик, возненавидел люто Марину с малышкой и громче всех кричит, чтоб ребенка забрали.

Ну не умеют наши мамы говорить словами что они любят свое чадо, ну не знают как это сказать… Вроде и так понятно, а вот судью это не интересует, его больше материальная сторона волновала — доходы Марины, справки с места официальной работы и все такое.  Вдумайтесь:  от матери, которая по закону имеет право на декрет до трех лет, требуют предоставить справки с работы, какие мол у нее источники доходов. Требуют пройти обследование у психиатра, нарколога! Презумпция невиновности, похоже, уже отменена и не обвинители должны доказывать вину, а сама мама должна лезть из кожи вон и доказывать, что она не верблюд.

Судья говорил, что вот он сейчас накажет больницу, которая выпустила ребенка, и что Марина чуть ли не выкрала его оттуда. Это чушь полная.  А то, что ребенок за полгода пребывания в больнице чем только не переболел, заражаясь от поступающих в отделение больных детей, что больница не обязана держать здорового ребенка — этого он не хотел знать.

Про неисполнение социальных обязательств государством никто ничего не сказал.  Вопрос, на каком основании Марину лишили льгот и пособий выяснять тоже отказались, сказали, что это к делу не относится.

Позже, когда судья отлучился, наша Татьяна все-таки пыталась выяснить вопрос про пособие у присутствовавших в зале представительниц опеки. Те сначала отнекивались, что это собез лишил, потом начали рассказывать про нецелевое использование детских денег. На вопрос, что же они подразумевают под нецелевым использованием, был ответ, что мать якобы тратит деньги на себя, купила лак для ногтей. То есть, если мамочка аккуратна, женственна, следит за собой и осмелилась купить лак — это преступление против ребенка.

В общем, если бы не присутствие нашей соратницы, шансы Марины на справедливое решение были бы равны нулю.

Сейчас дальнейшее рассмотрение дела отложено. Ребенок с мамой. Следующее заседание суда назначено на 8 октября. К этому времени Марине нужно пособирать справки. Чтобы каждую из них сделать надо ехать в Приморск, 4 грн в одну сторону, и тащить ребенка с собой по жаре. Вот такая защита детских интересов государством.

Теперь, пользуясь случаем, ответим приморским чиновникам, появившимся у нас на сайте (см. комментарий http://sovest.dnepro.org/2010/1892.html#comment-4385):

На вопрос куда уходило детское пособие, которое мать получала на ребенка кто нибудь знает ответ? Сколько людей существовало на это пособие? Сожитель — иждивенец, нигде не работающий, хотя вполне здоровый молодой человек, мать Марины, которая в момент отобрания ребенка нигде тоже не работала и постоянно употребляла спиртные напитки.

Несомненно ответ на вопрос расходования денег в подробностях знает опека, которая несколько раз приходила к Марине, а не сама мать, которая ежедневно и ежечасно добросовестно заботилась о всех нуждах ребенка.

Бабушка действительно в прошлом употребляла спиртные напитки. Однако, она уже год как это прекратила.  Иск о лишении родительских прав подан опекой в январе 2010, т.е. уже после того, как бабушка изменила свое поведние. Об отце девочки мы еще напишем ниже.

Кто нибудь из Вас видел в каких условиях проживала данная “семья”? Почему нельзя было навести элементарный порядок в доме и во дворе?Сама Марина Вам рассказала сколько раз к ней выезжали и не угрожали, не давили на нее, а просто нормально, по человечески просили создать элементарные условия для проживания ребенка, нормально кормить, одевать и т.п.

Приглашаем сотрудников опеки рассказать, чем и как они помогали матери улучшить условия проживания семьи. Утверждая, что ребенок раздетый и голодный, и в доме плохо, опека не потрудилась оказать помощь ни деньгами, ни вещами, ни стройматериалами. Вместо этого служба по делам детей “помогала” настырными визитами, советами, лишением положенного по закону пособия, а теперь хочеть отнять и ребенка.
На самом деле ребенок и одет, и накормлен, и обласкан. Девочка льнет к маме, с рук не сходит. Марина, как и любая нормальная мать, своего ребенка любит и делает все, что в ее силах. Абсурдность ситуации очевидна многим людям знающим семью. Наш представитель даже со священником, исповедовавшем Марину, разговаривала. Проблема не в Марине и условиях жизни ее семьи, а в местных должностных лицах, заинтересованных в отнятии ребенка. Девочка здоровая и красивая, и скорее всего просто кому-то приглянулась.

Почему ребенок попал в больницу с гипотрофией и двухсторонним воспалением легких?

“Смертельный” диагноз нарисованный врачами и опекой — ложь. Подобное мы уже проходили в деле Бугуновых, когда ребенка с небольшим отклоненнием веса и абсолютно нормальными всеми остальными показателями здоровья врачи и чиновники из опеки выдавали за умирающего. В случае Марины — то же самое. Ребенок попал в больницу с бронхитом и никакой угрозы жизни не было.

почему больного ребенка в больницу отправили сотрудники службы по делам детей, а не мать?

В местной больнице известен ряд случаев, когда медперсонал подходил к мамочкам с маленькими детьми и прямым текстом говорил “Отдайте нам ребенка, мы его отдадим туда, где ему будет лучше чем у вас. У нас очередь на детей“. Более того, было несколько случаев, когда женщинам подсовывали на подпись отказ от ребенка! Расчет верный — малограмотные сельские женщины послушно подпишут не читая. В одном случае женщине соседки по палате объяснили, что именно она подписала, она помчалась к этим врачам и со скандалом добилась, чтобы бумагу порвали.  Есть очевидцы, которые могут это подтвердить. Вообще, ситуация с этим мед. учреждением заслуживает расследования.

Есть желающие добровольно доверить своего ребенка таким медработникам?

Почему до всех этих движений нельзя было отправить своего сожителя далеко и надолго, навести порядок в доме?

Кто Вы такие, чтобы решать кому с кем жить? С отцом ребенка Марина не расписана, но отношения у них уже не первый год, он помогает, сейчас, когда приходили наши представители, работал на огороде. Зимой Марина с дочкой жила у его матери. Может всех, кто посмел ребенка родить не расписанными, лишать родительских прав? Или разводить, на худой конец? В деле Болотовых, например, опека требует чтобы отец развелся с матерью.

Почему сейчас бабушка перестала употреблять спиртные напитки? (наверное потому что пособие приостановили)

Про бабушку мы уже писали выше и о том,что она перешла к трезвому образу жизни до лишения пособия. И объясните пожалуйста, в чем здесь основание лишать мать родительских прав?

мать лишать родительских прав никто не собирался, было сделано немедленное отобрание ребенка, так как была угроза жизни этому ребенку. Направлены документы в суд на ОТОБРАНИЕ ребенка, а не на лишение родительских прав матери. Отобрание — это временная мера, дающая родителям улучшить условия проживания и изменить свои взгляды по поводу своего отношения к ребенку.

Опять откровенная ложь. Во-первых, угрозы жизни ребенка не было. Во-вторых, опека подала еще в январе месяце иск в суд на лишение родительских прав, а не на временное отобрание. Копии документов уже на руках у наших преставителей в Приморске.

Как все здесь заметили, еще до суда произошли изменения в хорошую сторону, т.е. предпринятые меры действуют.

Вкратце какие изменения произошли в семье с момента вмешательства опеки. Этой зимой Марина с Дашей  жили в доме у свекрови. Жили там, потому что в их собственном доме была в плохом сотоянии печь, топить было невозможно. Когда Марина с ребенком попали в больницу, служба опеки без их ведома пришла и фактически провела обыск в доме, где они в то время не жили. На основании этого составили акт о том, что печь не топлена, запаса дров нет и пр. Очевидно, они должны были хранить запас дров и ежедневно топить дом, в котором их всю зиму не было.
Еще Марине сказали, что раз ребенок в больнице, то он на государственном содержании и денег на него не нужно. Но девочка в больнице отказывалась есть казеную еду. Она ела только то, что приносили ей из дома. Марина с матерью вынуждены были продать всю живность (козу, кур), запасы пшеницы, в общем продать все, что можно, чтобы прокормить и обеспечить ребенка и начать делать ремонт, который требовала опека (не выделяя на это никакой помощи). Семью фактически разорили. В довершение всего за полгода в больнице малышка переболела целым набором болезней, заражаясь от других детей. Поправилась окончательно она только после того, как ее забрали домой.

Так же очень хорошо заметен подход Вашей общественной организации, что даже имя ребенка не удосужились правильно написать, девочку зовут Диана.

Служба опеки не удосужилась узнать почему девочку называют Даша. Дианой ее называют дома, а Дарья — имя, полученное при крещении.

почему Вы только умеете осуждать людей, которые делают свою работу, с которой Вы даже не знакомы.

Мы уже успели познакомиться с работой некоторых служб опеки на примерах дел Бугуновых, Сиренко, Болотовых, а сейчас — дела Марины Запорожец. Честь и хвала людям, действительно помогающим детям, которые действительно в этом нуждаются. Поступки же приморских должностных лиц, показывают, что работают они не над помощью детям и укреплением семей, а над внедрением ювенальной юстиции, которая позволяет госчиновникам разрушать семьи и отнимать детей по абсурдным поводам.

Источник:  http://sovest.dnepro.org/2010/1909.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Важно!!!
Семьи пострадавшие от Ювенальной Юстиции!!! Где гарантия, что завтра помощь не понадобится вам! Дело №3 Болотовы Дело №4 Запорожец Дело №5 Иванова видео на youtub - БолотовыКуда писать?
Родительская рассылка
Календарь
Август 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл   Сен »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
free website clock информер часов на сайт