Я буду говорить о вещах настолько очевидных (по крайней мере — для меня!), что говорить-то о них даже как-то неудобно. Но я предвижу, что сказанное мной ниже вызовет резкое недовольство и недоумение даже у части тех, кто числит себя в оппозиции к ныне-шней власти. Уверяю вас: это не из-за того, что сказанное мной несправедливо.

Оно — просто непривычно. А это не одно и то же.

* * *

1. Идиоты от толерантности.
Среди множества глупостей и нелепостей наших законов меня всегда больше всего бесила практика тюремного заключения несовершеннолетних. Создавалось впечатление, что законодатели и власти не понимают: колония — это не место исправления. Это место, куда пихают неудобного (зачастую вовсе и не преступника!) мальчишку, чтобы от него избавиться, чтобы не болела голова и чтобы он был под контролем. Ни о каком исправлении в колонии речь не идёт — более того, попавший туда случайно (а таких очень немало) обычный парень выйдет оттуда или психически больным, или просто — бандитом. Исключений жизнь не знает. А мне известны случаи, когда ребятам давали пять, шесть, восемь лет за обычную кражу! (Тем, кто совращает малолетних — для справки — редко дают больше четырёх!) Быть ребёнком в нашем государстве становилось всё опасней и опасней просто физически, как физически опасно ходить по минному полю. Ещё до рождения ребёнок может быть извлечён из утробы похищенной или убитой матери — как материал для косметики или лекарств, нужных трусливым спятившим старикам. Детство — работорговцы, педофилы, маньяки, порнодельцы. Отрочество — алкоголь, наркота, бессмысленные драки, родная милиция изо всех сил тебя бережёт… Попробуй тут доживи хотя бы до по-лучения паспорта!!!
И вот — последние события вроде бы дали шанс на надежду. Всё громче и громче за-говорили о незащищённости ребёнка, о необходимости совершенствования законодательства. Я было обрадовался — но на время. Выяснилось, что у властей и у меня разные пони-мания (как всегда, увы, как всегда! — и что ж я такой неудачный-то?!) того, как и от чего детей надо защищать. Если учесть, что своих детей они держат за рубежом, то мне как-то ближе моя точка зрения: я-то живу в России. Но давайте рассмотрим сначала их выкладки.
Последнее время на щит поднимается вопрос о создании в России ювенильных судов и ювенильного законодательства. Именно в этом видят панацею от проблем детства. Если не ошибаюсь, в Ростовской области такие суды уже действуют — в качестве эксперимента. Вот с этого и начнём.
Ювенильные суды (от латинского слова «ювенес» — «юный») — насколько мне известно, впервые появились во Франции после Второй мировой войны. Их создатели исходи-ли из весьма разумной, в общем-то, мысли: взрослые и дети (а подростки — особенно!) — это два разных народа и наказывать их по одному законодательству — значит, не учитывать жизненных реалий. Нельзя сказать, что этого не понимали раньше, но именно тогда и именно там были созданы отдельные судебные органы и отдельное законодательство для детей. Позднее этот опыт был подхвачен многими странами. И повторюсь: мысль была совершенно здравой и абсолютно неоспоримой!
Но, к сожалению, создатели ювенильного законодательства в своей деятельности исходили из совершенно неверных представлений о ребёнке вообще. Я не берусь судить, была ли это искренняя ошибка — или кто-то «протолкнул» такое с целью разрушить традиционное европейское общество: многодетное, иерархичное по возрасту и строго дисциплинированное. (Прошу учесть, что та Европа, которую мы видим сейчас — кто вживую, кто на экранах — с настоящей Европой ничего общего не имеет, кроме исторических реликвий, превратившихся в объекты туристического бизнеса!)
Ошибка первая: детям-де свойственен «моральный инстинкт». Проще говоря, они «сами по себе хорошие», это взрослые их портят. На деле ребёнок именно от взрослых получает все жизненные установки, это верно… но — и хорошие тоже! «Сам по себе» ребёнок вырастет в дикаря, беспечного, могущего быть и неоправданно щедрым, и отважным, и трусливым, и чудовищно жестоким — в зависимости от КВД. «Куда Ветер Дует». Так и происходит в странах, где взрослые устранились от воспитания детей. «Сам по себе» — это путь в гибель. Только путём тщательного воспитания ребёнок этот самый «инстинк» приобретает. Или — что чаще в современности — не приобретает, потому что попытки воспитания расцениваются как «давление на личность ребёнка».
Ошибка вторая: наказания в отношении детей должны быть как можно более мягкими. Чтобы «не калечить психику ребёнка». Наказания в отношении детей должны быть иными, чем в отношении взрослых. Но это не значит, что более мягкими! Психика ребёнка пластична, как глина. И задача взрослых в нормальном обществе — как раз так «искалечить» эту психику, чтобы ребёнок вышел во взрослый мир с чётким пониманием своих обязанностей и прав. Именно в такой последовательности! А как этого добиться? Те, кто воспитывает ребёнка только уговорами (основа ювенильного законодательства), не понимают: ребёнок не слышит того, чего не хочет слышать. «Ты понял? — Понял. — Больше так не будешь? — Не буду. — Дай честное слово. — Честное слово!» Отойдя от «воспитателя» на три шага, ребёнок уже забыл, о чём шёл разговор. Он не знает, что такое «честь» (когда говорят «честь», «чувство собственного достоинства» в отношении ребёнка, то чаще всего понимают под этими словами хитрое умение громко орать «какое право имеете!» именно в те моменты, когда напакостил и грозит наказание!) и не ощущает угрозы за на-рушение слова — какая угроза? Ещё один разговор? А раз нет чести или угрозы (эти две вещи удерживают взрослых — кого какая — от совершения правонарушений!) — то?..
Ошибка третья: права ребёнка изначальны. Но у ребёнка нет никаких прав. Он их ещё не заработал, понимаете? И только доказав, что он честен, храбр, умён, воспитан — он имеет возможность эти права получить. Если вы задумаетесь над логичностью этого вывода, то поймёте, что я прав. Какова цена полученного даром? Ноль. Именно поэтому с таким пренебрежением дети на Западе относятся к взрослым. Они даже не понимают, сколько им дано и за что, потому что ничего не отдали за свои права. Отсюда — полная моральня дезориентация на биологическом уровне. Представьте себе волчью стаю, где волчата-годовики вздумают диктовать свою волю вожаку. Смешно, да? Почему же мы, постоян-но твердя в последние десятилетия о «мудрости природы», пользуемся ею так выборочно?
Ошибка четвёртая: наши предки пороли, ставили в угол и заставляли детей ра-ботать в поле и по дому, потому что были грубыми и неразвитыми. Самая греющая наше сердце ошибка. Они были дикари, мы — умные и цивилизованные. Но тогда вопрос: почему в нашем мире так страшно жить? И почему именно молодёжь часто становится тем фактором, который приносит в этот мир погромы, убийства, вакханалии, далеко превосходящие по бессмысленности (вот что страшно, а не жестокость!) любые ужасы древности? Любой зачуханный средневековый крестьянин определил бы нашу беду просто: «Эти люди не знают страха Божьего.» Или — в переводе на современный язык! — их воспитанием никто не занимался, их не научили различать плохое и хорошее. Наши предки чётко понимали то, от чего отпихиваемся мы: человек недалеко ушёл от животного. «Правила общежития» в него надо вбивать. Увы. Но даже в книжках о светлом коммунистическом будущем за строчками о прекрасном мире подразумевалось (а то и открыто говори-лось!), что эре всеобщей честности и бескорыстности предшествовали десятилетия чудовищных побоищ, имевших своей целью внушить человеку этот самый «моральный инстинкт»… В книге Каплана «Круги в пустоте» пришелец из параллельного рабовладельческого мира в ответ на замечание о жестокости его времени иронично отвечает нашему со-временнику: «Не вижу здесь расцвета нравственности!» И он прав…
Ошибка пятая: светлую личность ребёнка сковывают дисциплина — и… семья. Долой их!!! И вот об этом «долой» стоит поговорить подробнее, так как это и есть основная цель ювенильной педагогики…
2. Это страшное слово: «СЕМЬЯ!»
В этом отношении Запад, на который мы ориентируемся — жуткое царство безнадзорных детей (они таковы даже в обеспеченных семьях!), одиноких стариков (практически на 100%) и занятых деланьем денег взрослых. Нельзя сказать, что там этого не понимают. Некоторые даже бьют тревогу. Но сделать ничего не могут — западной семье наступил ка-пут. И Запад хочет уволочь в могилу и нашу семью тоже.
Я всё-таки не согласен с уважаемым мной Эдуардом Лимоновым, который говорит, что семья в наши дни — это тормоз для общества. На мой взгляд напротив — семья и имен-но семья ещё позволяет значительной части наших детей вырастать людьми даже сейчас. Все прочие институты, ответственные за воспитание подрастающего поколения, либо лишены возможностей как-то на это поколение воздействовать (школа, общественные организации), либо открыто это поколение разлагают (телевидение, эстрада), либо почти так же открыто занимаются его физическим уничтожением (властные структуры). То есть, получатся, семья осталась единственным барьером на пути РФ к обществу по американскому образцу, где бабушки берут с детей деньги за пребывание внуков у них на летних каникулах, а потом сгнивают заживо в домах престарелых, брошенные своими сыновьями и дочерями. (Это западная реальность, не возводите брови!) Поэтому недалек тот час, когда ювенильное законодательство поведёт наступление на семью. Главным обвинением будет «чрезмерное распространение насилия в российских семьях». При этом — что счи-тать насилием — неясно. Известны случаи, когда на том же Западе дети судились с родителями из-за того, что те заставляли их есть не только гамбургеры, запрещали играть на компьютере больше определённого времени, наказывали за раннее начало половой жизни — и таких случаев сотни. Дети выигрывали их почти все — добивались своего права жрать опасную для здоровья пищу, сжигать глаза и калечить суставы пальцев у монитора за клавиатурой, заниматься групповым сексом в школьных туалетах…Не думаю, что у нас бу-дет иначе. Наши власти склонны усугублять любой западный идиотизм до состояния психиатрической клиники.
В 2005 году от насилия в семьях в России погибло около 1,5 тыс детей (при населеии ок. 135 млн чл; не по переписи, в реальности) Для сравнения в США (нас. ок 280 млн чл.) — ок. 3 тыс, в Германии (нас. ок. 82 млн. чл.) — ок. 800 чл., а в благополучнейшей Швеции (нас. ок. 9 млн. чл.) — ок. 200 чл.!!! Но за тот же срок в России:
— было продано в рабство («на усыновление за границу») — ок. 10 тыс. детей только официально;
— погибло от наркотиков — ок. 8 тыс. детей;
— пропало без вести (большинство из них убиты или нелегально вывезены за рубеж и уже не для усыновления!) — ок. 20 тыс. детей;
— покончило с собой — ок. 1,5 тыс. детей;
— было убито преступниками, маньяками, в пьяных междуусобных драках и т.д. — ок. 6 тыс. детей.
ИТОГО: минус 45,5 тыс. детей в возрасте до 16 лет. По самым скромным подсчётам, добавлю. Их лишилась Россия отнюдь не по вине семей…
Вопрос: что же на самом деле является угрозой здоровью и жизни ребёнка в на-шей стране?
Ответ власти: семья и только семья. Там детей шлёпают. Иногда даже порют ремнём вместо того, чтобы объяснять, что красть и врать нехорошо. Заставляют работать — иногда чтобы просто было что жрать. Расчленить русскую семью, вбить клинья между её обитателями — вот одна из задач ювенильного законодательства. Больше никаких детей, считающих родителей истиной в последней инстанции — «предки — козлы»! Больше никаких связей с подросшими детьми — живите для себя, родители, вы заслужили (это откры-то пропагандировал в нескольких своих передачах на «Домашнем» телеканале иезуитскитихий «доктор Курпатов»)! Никаких дедушек и бабушек — в дома престарелых их! Отстаивать свои права на суверенное одиночество и гордую неприкаянность! Все — по возраст-но-половым норам! Никаких кормлений грудью! Никаких «мама» — только по имени, как на Западе, чтобы не «старить»! И замок на дверь моей комнаты — чё хочу, то и ворочу! Ка-шу есть заставили — в суд! Кашу не ест — в суд! Сын-подросток — «голубой»? Его право! Мать водит любовника и спит с ним в той же комнате, где дети смотрят телевизор? Её право!
Никто никому и ничего не должен.
Но «должен» — от слова «долг». Обязанность что-то сделать для других просто потому, что долги надо возвращать. Семья этим и держится, русские люди всегда говорили: «Детей ращу — в долг даю, родителей кормлю — долг плачу»!. Или и это тоже не очевидно в современности?..
…Могу ли я представить себе мальчишку или девчонку 40-х годов, которые торгуют собой на оккупированной немцами территории? Мальчишку — не могу (за такие шуточки злобные гитлеровцы отправляли «детолюбов» в концлагерь на более долгие сроки, чем евреев, тем самым, конечно, неистово попирая человеческие права и свободы!), а вот девчонку — могу, как ни странно. Но пойти на такое «тогдашняя» девчонка могла только после чудовищных душевных мучений и буквально под угрозой голодной смерти,например. По-тому что мораль (помните такое слово?) — у кого-то религиозная, у кого-то комсомольская — говорила: «Это — грязь!» И заставляла мучиться даже потом, когда всё было позади.
В наши дни мы видим иное. Аморализмом молодые часто просто бравируют. И это снова не их вина. Им ясно и наглядно показали: вот путь к успеху. То, на что в не таком уж давнем прошлом решались от дикого отчаянья,от невыносимых физических страданий, от безысходности (а отнюдь не единицы предпочитали даже в таких ситуациях смерть!), сейчас зачастую делают… из любопытства. Или чтобы «быть финансово независимыми». Как сказал однажды журналисту обслуживающий гомиков подросток: «Ну да, это против-но очень! Зато за полчаса-час — бабки, какие моим шнуркам и не снились!»
Для справки. Шнурки — это родители. Отец и мать. Те, кого ещё век назад иначе как на «вы» дети и не называли.
Не знаешь, то ли за голову хвататься, то ли за пистолет…
…В арсенале западных спецслужб есть методика, название которой переводится с североатлантического на русский как «Испорченная цель». Суть её такова. Противнику под каким-то благовидным предлогом подаётся задача, безукоризненная по форме. Например, спасение поголовья китов в Мировом Океане.. Но выводы из формулировки задачи делаются очень странные. Например: лучшим путём спасения китов является их истребление — нет китов, нет и проблемы.
Внедрение «ювенильной» системы — чистейшей воды испорченная цель.
3. А Васька слушает…
Единственное наказание — единственное, которому действительно нельзя подвергать подростка ни в коем случае, и я на этом стою и за это готов жизнь положить! — это насильное лишение свободы. Но… что предложат взамен этого ювенильные суды? Я скажу вам, что. Разговоры. Воспитание. Разговоры. Разговоры. Уговоры. Воспитание. В сущности, суды не виноваты. Они — плод «толерантной цивилизации» и по определению не могут признать, что для подростка эти меры воздействия — аналог морали знаменитой басни про повара и Ваську: «А Васька слушает — да ест.» У меня такое ощущение, что мы и члены этих судов общаемся с разными подростками. Посидев в зале суда с опущенной голо-вой, послушав эту болтовню, парень выйдет оттуда героем и скажет приятелям: «Ха, да чего там! Они у меня в ногах валялись, умоляли больше так не делать! Фигня всё это!» Потому что толерантная цивилизация не позволяет признать очевидный факт: мышление подростка во многом аналогично мышлению животного. Он хитёр, неосознанно жесток, не имеет никаких моральных тормозов и не способен предвидеть будущее и последствия своих поступков (я имею в виду «классического» современного подростка, а не подростка вообще!). Если сдёрнуть гуманистический флёр и посмотреть серьёзно, то сказанное мной станет очевидно. Неочевидно оно лишь потому, что непривычно и не укладывается ни в рамки «советской», ни — тем более! — в рамки «демократической» педагогики, а других мы не знаем уже почти век.
Посадить мальчишку на два года за украденный мобильник — это само по себе преступление. Я твёрдо в этом убеждён. Но… какую альтернативу даёт ювенильный суд кроме «воспитательных мер», в результате которых парень всё больше и больше будет убеждаться в своей безнаказанности? Плюс к этому — он убедит в этой безнаказанности нескольких ребят помладше: «Да ничего они нам не сделают, они по закону только болтать могут!» Но рано или поздно парень повзрослеет и повзрослеют его преступления. Наступит момент, когда ему дадут пожизненное за групповое убийство с особой жестокостью — ни-какой ювенильный суд уже не поможет! — и он пойдёт в спецзону с искренним недоумением кота Васьки, которого годами журили за украденные котлеты, а потом взяли и… повесили. Кот вор, конечно. Но виноват-то всё-таки повар…
А всего-то и надо было взять веник — и вздуть Васеньку по первое число. Один-единственный раз, ещё в нежном возрасте, когда формируются рефлексы, отвечающие за по-ведение человека… простите, кота. И сейчас я позволю себе пофантазировать. Да-да, по-тому что сказанное ниже многим читателям покажется фантастикой,да ещё и не слишком-то гуманной. И всё-таки, если учесть, что для меня слово «гуманизм» в последнее время стало синонимом слова «глупость»…
Каковы вообще наказания, которым нормальное общество могло бы подвергать детей и подростков с целью недопущения рецидивов правонарушений? Что могло бы стать действительно положительной альтернативой современной практике тюремных заключений?
Да пожалуйста. Вот эти наказания.

    — оно вовсе не должно быть самым распространённым уже потому, что является само по себе сильнодействующим и позорным. Это — публичная порка. Да-да, на специально оборудованном месте, специальным предметом и специальным человеком. Уверяю вас — воздействие колоссальное, а гамма полученных негативных ощущений (стыд, боль, страх) настолько ярко запечатлятся в сознании провинившегося «Вась-ки», что в будущем стопроцентно удержат его от рецидивов. В отношении подростка или ребёнка — куда гуманней и действенней, чем любой срок заключения;
    физические наказания в семье должны быть официально разрешены (и так же официально контролироваться, чтобы не допустить злоупотреблений и издевательств);
    общественные работы. Два-шесть часов в день (в зависимости от возраста) в течение недели-двух месяцев (в зависимости от тяжести содеянного) на самых грязных и ту-пых работах, причём часы назначаются в каникулы, праздники, выходные и т.д. Все на речку — а ты улицы мести. Все на дискотеку — а ты утки в больнице выносить. У всех Новый Год — а у тебя трудотерапия. Все поспать подольше — а ты в семь утра как штык. Все лечь попозже — а у тебя сил на отдых нет, до кровати бы дойти…
    лишение прав. Это может быть запрет на посещение общественных мест отдыха, участия в каких-то важных для провинившегося мероприятиях — это со стороны общества. А со стороны семьи — лишение карманных денег, просмотра телепередач или видео, ещё что-то. Естественно, это наказание официально ограничено по времени.
    высылка. Назначается за относительно серьёзные преступления и представляет собой отправку правонарушителя «на лоно природы» (в глухую деревню, на лесной кордон и т.д.) на определённый срок — месяц-полгода. Пусть покукует там, поработает руками и головой под руководством местных старожилов и определится в жизни (кстати, германские власти в 90-х годах ХХ века так и поступали с некоторыми своими малолетними отморозками, высылая их… к нам в Сибирь. Помогало!);
    а преступников-рецидивистов судить надо по взрослым законам, даже если им двенадцать лет. С первого раза не понял? И со второго не понял, и с третьего, и даже порки не понял? Значит — тормоз и законченный подонок. Получай свой четвертной. Или пулю.И не морщитесь — старику-пенсионеру, маленькому ребёнку — им всё равно, кто их зарежет в подворотне из-за кошелька с пенсией или кроссовок: взрослый урка, или так ничему и не научившийся щенок. Значит — и закону всё равно… Но я уверен, что рецидивисты-подростки в случае применения вышеозначенных мер скоро станут так же редки, как привидения, о которых многие слышали, но никто толком не видел.
Следует помнить, что мальчишки всегда будут драться и бить окна, лазить по чердакам и совать нос, куда не следует. Это — не преступления и не правонарушения, поскольку это совершается не злонамеренно, а в силу возрастных особенностей и неуёмной энергичности. Если в результате их активной познавательной деятельности что-то пострадало — надо просто заставить их возместить причинённый ущерб деньгами или работой. (Хуже, если они смирно сидят на месте, глядя в рот взрослым — из таких вырастают либо подонки, либо просто тупые трусы). И конечно надо отличать злонамеренную шалость от случа-йности, честную драку — от избиения… А ещё очень осторожно надо относиться к прославленным нынешними СМИ «преступлениям на почве расовой ненависти». Что-то боль-но разохотились разные «гости столицы» списывать своё хамство и ответный отпор наш-их ребят на «ксенофобию русского народа» — а суды разохотились по этим делам сажать. В идеале эти статьи для подростков вообще надо ликвидировать. А в полном идеале — ликвидировать из страны на государственном уровне тех, из-за кого мальчишки садятся. То-гда и проблема исчезнет.
4. Так чё делать-то?!
Ну хорошо, скажет читатель. Предположим, я согласен с этим «диким зверем из дикого леса» (по Киплингу!), который предлагает людоедские меры воспитания. Может, так и правда больше нельзя, как сейчас. Но конкретно чисто — чё делать-то?! Как тогда воспитывать? Или просто взять ремень и пороть, пороть, пороть до посинения?!
Да нет. Это само по себе не метод…
…Верю ли я вообще в силу словесного воспитания — или я весь такой домостроевец, с пеной на бороде призывающий «сокрушать рёбра чаду своему да возблагодарит он тебя в дни будущи»? О да, ещё как верю. Но в силу комплексного воспитания, государственно-го, на широкую ногу поставленного, когда на Ваську со всех сторон обрушиваются школа, общество, телевизор, певцы, артисты… А так… Попробуйте представить себя родителями ребёнка, желающими воспитать сына в христианских традициях. Напрягитесь. И вот — пост. А по телику ровесники вашего сына или вашей дочери со счастливым лицом жрут какие-нибудь гамбургеры или бигмаки. Ну и как быть ребёнку? Он же разорвётся между родителями и экраном, который утверждает, что делать можно то, что делать нельзя. А ка-лечащая психику музыка (научно доказано!)? А нарушающая половую идентификацию одежда (опять же научно доказано!)? А позорные телеподелки о русской истории (научно как раз безосновательно, но подаётся как истина!)? А книжки о Гарри Поттере, от которых дети самым настоящим образом сходят с ума — при том, что в трудах отцов церкви чётко сказано: «Ворожеи не оставляйте в живых!»? В скит, что ли, удаляться, чтобы нормально воспитать детей?
(Кстати, в США многие практически так и поступают: нормальные люди бегут с семьями куда-нибудь в глушь, подальше от рэпа, извращенцев и молодёжных банд. А что ещё остаётся, если государство спятило? Но я этой темы касаться не буду.)
А школе что делать? А телевидению — даже оно в отдельности не способно никого воспитывать(вспомните СССР — монополия на телевизор была у государства, а телевизору никто не верил)? Поэтому скажу без лишних экивоков: переломить негативные тенденции — как уголовно-рецидивистские, так и ювенильно-калечащие! — можно лишь всем миром. Если мы, русские, ещё можем вспомнить, что это такое.
И оговорюсь сразу: для выполнения этого комплекса мер нужны как минимум три условия, которым будет соответствовать наша власть:

    здравый смысл;
    политическая воля;
    желание помочь своему народу.
К сожалению, в действиях нашей власти эти три условия не просматриваются, так что меры эти остаются благими пожеланиями. Но всё-таки…
Вот необходимые и неотложные меры по искоренению детско-подростковой социопаталогии, укоренившейся в нашем обществе в последние два десятилетия:

    — запрет на продажу спиртного и табачных изделий лицам, не достигшим 18 лет, а так же на посещение игровых залов и компьютерных клубов с тем же возрастным ограничением: со строгим контролем исполнения и строгими наказаниями — например, полным запретом когда-либо заниматься бизнесом в случае нарушения этого условия хозяином заведения;
    — запрет на курение и распитие спиртных напитков в общественных местах — с наказанием в виде принудительных работ сроком на месяц;
    — введение принудительного лечения наркоманов и алкоголиков;
    — введение смертной казни для крупных наркодилеров (через суд присяжных!);
    — введение смертной казни за производство и распространение детской порнографии и растление детей (а ребёнок — это человек до 18 лет. Не до 14 и даже не до 16.) (через суд присяжных!);
    — запрет на «дегенеративное искусство» (термин Геббельса) в кино, театре, живописи, музыке (популярно — «Чёрный Квадрат» на помойку (или продать, если он Западу так нужен и дорог), «Фабрику Звёзд» разогнать, американских лент не показывать, за «Детей Розенталя» — пять лет зоны, за рифму «глаза -коза», «моя-твоя» или «хопа-хопа-двигой попой» прозвучавшую с эстрады, штрафовать, рэйв-дискотеки объявить угрозой нации, Пелевина и Кунина под суд за моральное разложение молодёжи.) Сурово? Так время осторожной терапии упущено, осталась только хирургия… Полевая, без наркоза, под истошные вопли и матюки спасаемого…
    — запрет на пирсинг, переводные и реальные татуировки, вызывающие надписи на одежде и причёски (о боже, до чего я докатился!!!);
    — абсолютное закрытие «детских баров», «детских модельных агентств», запрет на рекламу с участием детей и даже просто направленную на детей;
    — регулярные зачистки пустырей, заброшенных строек, парков и прочих «тусовочных мест» с целью отлова и последующего вразумления тех, кто продолжает упорно валять дурака;
    — возрождение бесплатных Дворцов Молодёжи — с кружками, секциями, студиями и всем прочим, что необходимо для нормального физического и духовного развития;
    — обязательная годовая (10 класс) «сельская стажировка» для всех подростков — с проживанием, работой и учёбой в селе, на земле;
    — обязательные ежегодные двухнедельные (2-3-я недели июня) военные сборы для 8, 10 классов) и недельные (4-я неделя июня) — для 9 класса;
    — введение вышеописанного комплекса наказаний;
    — беспризорных — на свет божий, отмыть, вылечить, определить в ПТУ, кадетские корпуса и прочее. Кто не хочет — насильно и без церемоний;
    — понижение процентного отношения женщин/мужчин в школе хотя бы до 50/50 за счёт бывших военных;
    — введение школьной формы, раздельного обучения девочек и мальчиков и строгой дисциплины в школах;
    — отмена отвлекающих предметов типа «валеологий», «психологий» и прочих историй современных искусств, всей этой ереси. Упор на историю, литературу, краеведение, физическую подготовку;
    — конфискация 50% всех нажитых «олигархами» в 90-х годах состояний под лозунгом: «Мы хлеба горбушку — и ту пополам… а не хочешь добровольно — пуля в башку и сто процентов наши!»;
    — богатым — «налог на будущее»;
    — культурная и технологическая экспансия по всему белу свету с громовым освещением наших успехов через все СМИ;
    — передача русскому народу всех природных богатств страны;
    — разрешение деятельности на территории России:
    — православной церкви;
    — русского неоязычества (не шумите, познакомьтесь с темой ближе — поймёте, почему я за него);
    — мусульманства (кроме радикальных течений!);
    — буддизма;
    — традиционных верований народов Сибири и Севера.
Всё остальное — иудеи-адвентисты, буддисты-сайентологи -под запрет как богоборчество;

    — едва ли не самое главное: мощная и массовая поддержка всех этих мероприятий все-ми СМИ и деятелями культуры и искусства. Буквально оглушающий, сбивающий с ног вал концертов, картин, книг, документальных и художественных фильмов, интервью, спортивных соревнований, и уже через год эффект будет поразительным. Кто отказался поддержать — плато Путоран и полная свобода творчества среди белых медведей;
    — любые палки или хотя бы прутики в колёса вышеуказанному — саботаж, диверсия и измена Родине. С возрождением одноимённой статьи Уголовного Кодекса…
Наверняка я многое упустил, но общий смысл таков.
Предвижу унылые вопли доблестных бойцов с тоталитаризмом: «Наказания ещё никогда ничего!.. свобода воли!.. препоны развития!.. подавление личности!..»
Был в Мунтьянской земле воевода, христианин греческой веры, имя его по-валашски Дракула…И так ненавидел Дракула зло в своей земле, что, если кто совершит какое-либо преступление, украдёт, или ограбит, или обманет, или обидит, не избегнуть ему смерти. Будь он знатным вельможей… пусть бы он владел несметными богатствами, всё равно не мог откупиться он от смерти… Был в земле… источник и колодец… Дракула же возле того колодца, хотя и был он в безлюдном месте, поставил большую золотую чару дивной красоты, чтобы всякий, кто захочет пить, пил из той чары… и сколько времени прошло — никто не посмел украсть ту чару.

Фёдор Курицын. Сказание о Дракуле.

Если оставить в стороне дурацкие легенды о вампирах, то можно сказать точно: народ ХV века любил и уважал своего господаря Влада Дракулу и сохранил о нём благодарную память, как о национальном герое и мудром правителе. А продали господаря его врагам бояре — как раз те, кто хапал и подличал больше всего и кого Дракула гонял, как пога-ных крыс веником. Если бы спросили их — они бы несомненно сказали, что Дракула был непомерно жесток, подл, гадок и страшен для всякого разумного (набивающего свой кошелёк за счёт страны!) человека. По этой же причине так выступает против ужесточения законодательства, против принятия комплекса законов по реальной охране прав детства современная «элита», щедро финансирующая любые «антитоталитарные» организации.
Знает кошка, чьё мясо съела!
5. Школа, школа…
А теперь поговорим и о школе. Я категорически против того, чтобы школу делали центром воспитания и наваливали на неё эту функцию. Воспитание — это семья и общественные объединения вне школы (большой ошибкой советской власти было соединение школы и пионерского отряда, комсомольской организации!) И об этом я уже говорил выше. Но реформы должны коснуться и школы. Хотя — вновь работает «испорченная цель». Под реформами понимается не то, что надо реформировать. Ну ладно. Попробуем разобраться…
…Особо встаёт вопрос о раздельном обучении мальчиков и девочек. Он вызывает не-которое недоумение у большинства людей: «Что мы, в средневековье, что ли?!» Но дело в том, что бреду под названием «совместное обучение» всего какой-то век. (Именно о нём Клайв Стейплз Льюис когда-то иронично сказал: «Школа называлась «школой смешанного обучения», но если что где и смешалось, так это в головах её начальства…») И именно на этот век приходится чудовищный распад морали и системы образования и воспитания во всех развитых странах. (А лучшие, на самом деле элитные, учебные заведения Запада и сейчас делятся по половому признаку.)
Я уже не раз упоминал, что наши предки куда яснее нас понимали человеческую природу. Они отдавали себе отчёт, что мальчики и девочки — это два совершенно разных народа, не больше и не меньше. До 13-14 лет у них абсолютно нет общих интересов (сейчас правда — заботами взрослых! — в этом и более раннем возрасте появился интерес к «сексу»). Девочки развиваются куда быстрее — они уже сформировались физически и как личности в том возрасте, когда мальчишка ещё ребёнок «по уму». Им нравятся разные игры, занятия, школьные предметы. В принципе, образно выражаясь, учитель, преподающий в нынешней школе, пытается преподавать на русском языке коллективу, где половина русского не знает вообще. Именно в школе девочки учатся презирать своих ровесников (а ведь они — их будущие мужья и отцы их детей!) за «глупость», «нечистоплотность», «драчливость». И именно в школе мальчишки учатся презирать девчонок за «высокомерие», «трепливость», и опять-таки «глупость». Заранее вбивается мощный клин в ещё не созданную семью.
Замечательный советский педагог (и великий русский патриот — курд по национальности!) Карем Багирович Раш, затравленный до сердечной болезни в начале 90-х орда-ми «глазохвостых» (по выражению Проханова) демократов от педагогики, предупреждал: наши предки были умнее нас. Они знали, что женское начало раскрывается само. Мужское же в мальчишке нужно культивировать и выращивать — терпеливо и сурово. Поэтому преступление перед природой — вот что такое совместное обучение. А что природа умеет мстить — мы можем видеть на примере Запада с его десятками миллионов аллергиков, сумасшедших, больных всеми мыслимыми и немыслимыми фобиями, генетически неполно-ценных… Если вы думаете, что это не месть природы — мне вас искренне жаль. И нам ещё не поздно свернуть с этого пути…
И ещё один важный вопрос.
Сейчас, когда говорят о «перегруженности» ученика в школе, то, как правило, лукавят. Ученики в школе катастрофически недогружены — недогружены действительно нужными знаниями. А перегрузка нарастает за счёт предметов или второстепенных — или откровенно ненужных.
Зачем в школе «валеология», «экология растений», «экономика», «история искусства», «основы секса» и другие поедающие часы и время ученика предметы? Они ничего не дают, а вот отбирают часто — здоровье, терпение, мораль. Их надо гнать — гнать беспощадно и паршивой метлой, бороться с ними, как с вредителями полей и огородов, как с колорадским жуком.
Но и с традиционными предметами не всё в порядке. В идеале в школе нужно резко сократить преподавание иностранных языков, математики, физики, химии. В жизни это не пригодится большинству из учащихся. Никогда. По этим предметам достаточно только основных знаний. Для тех, кому это интересно, существуют спецшколы. Эти предметы опасны ещё и тем, что они не формируют человека, они безличны, а иностранные языки — просто порабощают. И наоборот: резко следует увеличить количество часов на те предметы, которые действительно способствуют развитию личности человека, прививают любовь к Отечеству, делают школьников крепкими физически. Намного больше должно стать литературы, истории, краеведения, физической культуры, географии, русского языка. Назубок знающий синусы и косинусы и умеющий говорить на трёх языках человек вполне может быть подонком и предателем. Но никогда не станет таким тот, кто, может быть, не знает наизусть таблицы Менделеева — зато со школьной скамьи познакомился с подвигами русского воинства, впитал уважение к родному слову и знает пламенное пушкинское «Клеветникам России». Именно это и важно. В основу образования должны лечь: русская история, русская литература, русский язык, знание родного края и физическая культура. Всё прочее — приложится, можете мне поверить. А лично я чувствую себя куда лучше с тех пор, как позабыл последние тригонометрические формулы, что произошло сразу после выпуска из 11 класса.
Третий школьный вопрос. Форма. Да-да, школьная форма. Я вспоминаю советскую. Она была неудобной, жаркой и неловкой, это я говорю ответственно, потому что носил её 11 лет. И всё-таки форма школе нужна. По одной-единственной причине. Нет, не потому, что она дисциплинирует. Не потому, что так хочется моей тоталитарной душе. А потому, что наличие однообразной одежды сводит к минимуму возможность выпендрёжа. Вы знаете, какой чёрной ненавистью ненавидят одноклассники победнее тех, кто побогаче и тупо хвастается кроссовками, куртками, джинсами? А вы знаете, каким гадким презрении-ем наделяют те, кто побогаче, тех, кто победнее? Знаете, сколько из-за этого драк, краж и даже убийств? Понимаете, что со школьных лет закладывается в души детей осознание того, что мир несправедлив, жадность, жажда мести — все основы для гражданской войны? И теперь смейтесь надо мной, если хотите. Я буду рад, если мне не придётся горько смеяться последним.

* * *

И напоследок хочу обратиться к родителям, читающим эти строки. Да и вообще ко всем, кто работает с детьми.
Первое. Бейте в набат любыми возможными средствами, обнаружив, что ваших де-ей собираются зомбировать «ювенильной» или «толерантной» чушью. Сегодня вы допустите это. Завтра вы лишитесь детей. Послезавтра, умирая, вы проклянёте своё равнодушие. Обнаружив в школьном дневнике или в расписании «основы секса» или «валеологию», создавайте комитет, бегите в храм, скандальте, шумите — все средства хороши, по-тому что вы спасаете беззащитное существо от людоедов. Это не фигуральное выражение!
Второе. Храните мир и покой вашей семьи. Не жалейте времени на детей. Не пытайтесь купить их деньгами и шмотьём — они быстро забудут это и не проникнутся к вам благодарностью. Но время и мудрые, искренние слова, потраченные на них, отразят удар ползучей агрессии, стремящейся опрокинуть то, что называется Семьёй. Правильно и с любовью воспитанный ребёнок с презрением отвернётся от попыток купить его байками о «правах» и «насилии над волей», потому что знает: его право — это любить и быть любимым там, дома, среди близких.
Третье. Будьте строги. Не жестоки, но строги. Помните: ребёнок станет тем, кем вы его сделаете. Жестокостью вы сделаете из него хищного зверька. Попустительством — подлую и хитрую тварь, легко шагающую через мораль и через трупы.
Четвёртое. Постарайтесь дать ему веру в нечто большее, чем деньги и вещи. А для этого нужно верить самому. И не только по праздникам. Не у всех получается…
Пятое. Надейтесь. Не думайте, что вы одни. Может быть, завтра история повернётся к нам лицом. Может быть, придут во власть честные и мудрые люди. А может быть, мы сможем просто отделиться от этой власти и не замечать её — осознаем, что можем жить и без неё, а вот она без нас сдохнет быстро и страшно. Я не знаю, как это будет выглядеть, но без надежды на лучшее будущее нам не жить. А будущее — это и есть дети…
И шестой — сугубо сиюминутный, практический совет.
Если у вас есть дети в возрасте 10-13 лет, которые (ну а вдруг?!) любят читать — постарайтесь найти и купить для них книгу греческого православного писателя Никоса Зерваса «Дети против волшебников»,изданную в 2005 году коллективом «Лубянская площадь». Это — мощное оружие в борьбе против ювенильно-толерантной педагогики, растлевающей детские души. Удачи вам!

Олег  Верещагин

Источник:  http://zhurnal.lib.ru/w/wereshagin_o_n/trjasina.shtml
Скачать   — книгу греческого православного писателя Никоса Зерваса «Дети против волшебников»

Скачать   — книгу греческого православного писателя Никоса Зерваса «Дети против волшебников»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Важно!!!
Семьи пострадавшие от Ювенальной Юстиции!!! Где гарантия, что завтра помощь не понадобится вам! Дело №3 Болотовы Дело №4 Запорожец Дело №5 Иванова видео на youtub - БолотовыКуда писать?
Родительская рассылка
Календарь
Август 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл   Сен »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
free website clock информер часов на сайт