В суде г. Светловодска до сих пор идут заседания по делу об отнятии грудного ребенка из семьи Бугуновых. Практически одновременно в том же суде по инициативе опять таки Светловодского Опекунского Совета будет решаться судьба еще одной многодетной семьи – семьи Сиренко, в которой шестеро детей.

Напомним кратко:

Светлана Васильевна, их мать, рассказала нам свою историю: она одна воспитывает 6-ых своих детей. Старший сын женат, у него свои дети в благополучной семье. Старшая дочь (23 года) тоже имеет двоих детей и проживает с матерью. Остальные несовершеннолетние.

По словам самой женщины, после смерти мужа она какое-то время работала, пока не начались проблемы со здоровьем. Сейчас семья испытывает серьезные финансовые трудности. Заметьте женщина не пьет, дети ходят в школу, выглядят здоровыми и любят маму.

Судите сами —  вот интервью с этой семьей:


По оценке опытного педагога (из состава выездной группы) дети развиты нормально, кроме проблемы с речью у младшего ребенка, которая решается посещением логопеда.

Выкладываем некоторые документы. Сразу оговоримся, мать дала нам разрешение на их опубликование, так как сейчас реальная угроза того, что детей отберут – у них нет адвоката, она не знакома с законодательством Украины и вряд ли сможет себя защитить. Документы выложены в интересах детей. Возможно кто-то захочет помочь семье.

.

.

.

Мы не защищаем то, что в доме грязные детские вещи – но без  стиральной машинки сложно постоянно иметь чистые вещи у 6 детей да еще и в частном доме.

Мы не защищаем беспорядок в доме, но когда мать постоянно вынуждена  либо искать средства на жизнь, либо заниматься оформлением документов, – то при наличии нескольких детей вероятность того, что в доме будет порядок равен нулю.

Мы не защищаем то, что “матiр лаялась”, но когда к тебе приходят в дом и вместо помощи дают “ценные рекомендации” сделать ремонт в доме в течении месяца, то наверно далеко не все из нас смогли бы отвечать вежливо и спокойно.

Поэтому возникают вопросы к органам опеки, соц.службам и местным властям —

У матери проблема с получением денег (ошибка в оформлении документов), почему не помогли в получении детских денег?

Где был Опекунский Совет когда у многодетной матери за счет кредита отбирали холодильник и  телевизор?

Какую помощь оказали местные власти этой семье?  Почему в  документах отсутствует пояснение что в доме был пожар.

И самое главное – в документах нет доказательств, что есть угроза здоровью или жизни детей. Отобрание детей делается “з метою запобігання загрози здоров’ю та життю”. Интересно какая статья нашего законодательства дает разрешение на такие “профилактические” меры?

Конечно, семья далека от благополучия – но по такому критерию можно смело отобрать четверть украинских детей! Наверно к этой «светлой» цели и идем.

Ко всей сложной ситуации добавилась еще одна беда – после пожара в доме мать обратилась за помощью в сельсовет. Какая реакция после этого последовала? Оказалось, властям легче детей отобрать, чем делать в доме ремонт.

Получается эта мать виновата в том, что она бедная и вынуждена работать. Государство вместо того, чтобы низко поклониться ей в ноги и обеспечить достойную пенсию за то, что она родила 6-ых детей – это самое государство хочет добить ее окончательно – забрать последнее, ее детей.

Поэтому как факт мы имеем ситуацию что народ нищает день ото дня, все в кредитах и долгах (тоже сознательная политика) – а детей за рубеж нужно все больше и больше. И если вдруг у вас пожар, или не можете выплатить кредит, или вы заболели – то, извините, свои же сограждане, что бы не утруждать себя помощью решат проблему очень просто: есть у вас дети – есть проблема, нет у вас детей детей – нет проблемы!

Теперь этой матери говорят – ты не можешь обеспечить жильем своих детей. В четырех комнатах – 9 человек! Если сможешь разъехаться с дочерью в разные дома – оставим детей, а нет, отнимем. Кстати, по этому поводу отнимают детей заодно и у ее дочери. Представьте с одной хаты и сразу 6 детей! Неплохой улов! Местный врач так и сказал 23-летней старшей дочери: «Сына определят в интернат для инвалидов (у него фенолкетанурия), а девочку даже в приют оформлять не будут – сразу удочерят». Насколько гуманно говорить так про детей при живых и нормальных родителях?

P.S. В тот день суд не состоялся – прождав целый день, своей очереди они не дождались. Представитель опеки Домбровський Р.В, весь день провел на заседании суда по отобранию ребенка у Бугуновых, что можно было легко спрогнозировать заранее. Светлана Васильевна сетовала, что каждая поездка ей обходится в 100 грн., а денег и так нет. Суд над семьей Сиренко состоится 15 июля.

Мы дозвонились в Светловодск и побеседовали с Романом Васильевичем Домбровским, заведующим сектором опеки, попечительства и усыновления службы по делам детей районной администрации. Господин Домбровский охотно отвечал на вопросы и изложил свое видение ситуации.

Ситуация же, по его словам, следующая:

Дело семьи Сиренко начато еще в 2004 году. В доме из 3 комнат и кухни проживает 9 человек: мать Светлана Сиренко с четырьмя несовершеннолетними детьми, ее старшая дочь с двумя детьми и сожитель дочери. Мать Светлана и старшая дочь конфликтуют. По свидетельству соседей мать вела аморальный образ жизни, употребляла алкоголь. Семья уже неоднократно покупает дом, доводит его до аварийного состояния, затем перезжает в новый. Семья неблагополучная, детям не уделяется надлежащее внимание.

На вопрос о том, есть ли свидетельства, что мать употребляет алкоголь сейчас, господин Домбровский ответил, что сейчас мать болеет некоей заразной болезнью, разглашать которую он не имеет права, и что лечением она не занимается. А судебный иск, кстати, для нее хороший стимул заняться собой (?). (Болезнь матери – внутренняя стафилококковая инфекция, с которой она неоднократно лежала в больнице, никакую тайну из этого она не делает. На счет  алкоголя, забегая вперед, – соседи отрицают, что мать употребляет алкоголь).

Также, материальная помощь семье была оказана буквально накануне беседы (разговор происходил 11 июня) вещами. Помощь деньгами не оказывалась, поскольку для выдачи денег на детей мать должна подать в суд на их отца с целью получения алиментов, а она отказывается это делать.

На вопрос, в чем же конкретно выражается ненадлежащее исполнение родительских обязанностей по отношению к детям, господин Домбровский сказал, что, например, взрослые не учат с детьми уроки (?). После того, как мы выразили сомнение в достаточности такого основания, Роман Васильевич сказал, что дети недоедают. Какие есть тому свидетельства? Имеется заключение врача Савицкого В.В. (врач Глинской участковой больницы, он проходит свидетелем по делу). Почему медицинские заключения об этом не фигурируют в деле? Они фигурируют, просто нет возможности и права по телефону их все предоставить.

Если мы желаем узнать все подробности этого дела, то мы можем во-первых, посетить семью Сиренко и своими глазами увидеть её и условия её проживания; во-вторых, приехать в Светловодск лично к господину Домбровскому и вместе с ним ознакомиться со всеми документами; в-третьих, посетить судебное заседание по делу Сиренко (как легализовать присутствие третьих лиц на заседании должна разобраться сама семья).

Подводя итоги беседы господин Домбровский еще раз подтвердил, что главной причиной иска о лишении родительских прав является недоедание детей и об этом есть медицинское заключение. Что семья неблагополучная и, посетив ее, можно в этом убедиться. Что он сам лично не желает лишать кого бы то ни было родительских прав.

Напоминаем, что господин Домбровский представляет тот самый Светловодский Опекунский Совет, который настаивает на отобрании ребенка Галины и Дмитрия Бугуновых – родителей многодетной семьи, у которой месячную дочь за недобор веса отобрали силой, избив отца-священника. Родителям удалось вернуть ребенка, но, несмотря на то, что девочка нормально развивается и набирает вес, судебное разбирательство все еще продолжается.

Но вернемся к делу Сиренко.

Придирчивых читателей приглашаем еще раз внимательно посмотреть на прикрепленные документы. Помимо искового заявления у нас в редакции имеются копии всех приложений к нему, кроме пунктов 8 и 10 (свидетельства о рождении детей и копия решения комиссии по защите прав детей от 24 февраля 2010).

В иске о лишении родительских прав упоминается следующее: дом находится в аварийном состоянии, внутри антисанитария, запасов еды на зиму нет, огород посажен, но зарос бурьяном, ведением хозяйства семья не занимается, мать недостаточно занимается обучением, содержанием и воспитанием малолетних детей и систематически от этого уклоняется, игнорирует замечания и рекомендации со стороны органов опеки.

Нигде, ни в едином слове иска не упоминается о том, что дети недоедают.

Ни в одном из приложений к иску не фигурируют медицинские заключения о проблемах со здоровьем детей из-за недоедания, хотя они, без сомнений, должны быть, если этот пункт – основная причина, по которой детей хотят отнять. Посмотрите, кстати, на детей на видео. Выглядят ли они заморенными голодом?

Ни в одном из вышеперечисленных документов не упомянуто, что мать, Сиренко Светлана Федоровна, употребляет алкоголь. На прямой вопрос об этом, ответ последовал уклончивый (о болезни), из чего следует – нет, не употребляет. Если бы употребляла, так бы и написали в актах, в этом не сомневайтесь.

Давайте уточним. Мы поддерживаем действия опеки, если она изымает детей, которые действительно в этом нуждаются. Если детей избивают, или их действительно морят голодом, или существует другая реальная угроза их жизни и здоровью.

Если в деле Сиренко все же действительно имеются подтвержденные факты недоедания детей, алкоголизма матери, угрозы жизни и здоровью детей, почему об этом не упомянуто в исковом заявлении? Если подобные вопиющие факты имеют место, они должны в первую очередь фигурировать в заявлении о лишении родительских прав – не так ли? Почему, если они есть, они фигурируют каким-то странным побочным образом? Мы очень сожалеем, что не можем сейчас направить нашего представителя в Светловодск для личной встречи с господином Домбровским. Очень хотелось бы познакомиться во всеми документами, тем более что уважаемый Роман Васильевич выразил готовность всячески сотрудничать в освещении этого дела.

Высказывания о том, что судебный иск – стимул для матери заняться собой, мы комментировать не будем, выводы предоставляем сделать читателям. Равно как и о том, может ли служить аргументом в деле лишения родительских прав то, что “взрослые не учат с детьми уроки”.

Более того, представитель Православного родительского комитета незадолго до вышеописанного разговора, посетил семью Сиренко, побывал у них в доме (составлен свежий акт об их жилищно-бытовых условиях), побеседовал с соседями. На момент посещения огород у семьи был не только засажен, но и ухожен (огород, заглушенный сорняками, за месяц обычно не восстанавливается, поэтому то, что “присадибна ділянка не оброблялася” теперь вызывает обоснованные сомнения). В доме 4 комнаты, один угол не в порядке – все еще видны следы пожара, в остальном дом в нормальном, жилом  состоянии, антисанитарии нет. В половине сельских хат такая же обстановка. Везде ковры, диваны, стенка, кровати в достаточных количествах. В хозяйстве имеется 3 поросенка, коза с двумя козлятами, 11 кролей, куры и утки. Скажите как можно не заниматься хозяйством имея столько живности?

Ссоседка, с которой удалось пообщаться, и которая живет рядом намного дольше, чем месяц, никаких заявлений об аморальности матери не делала, наоборот, рассказала, что это нормальная семья и что она, соседка, готова, если нужно, подтвердить это в суде. Показания соседки зафиксированы письменно.

Как можно назвать действия, когда ради отнятия детей должностные лица пишут в документах откровенную ложь?

Что же происходит в Светловодской области? Что в семье Сиренко опека хочет изменить к лучшему, отправив детей, которые любят маму, в детдом?
Наше внимание к этому делу вызвано
а) повышенной решительностью, которую мы наблюдаем у органов Светловодской опеки в вопросах лишения родительских прав (см. дело Бугуновых);
б) болезненной схожестью симптомов со многими делами по отнятию детей в России, где уже накоплен немалый горький опыт в деле разрушения семей чиновниками. Начиналось все с неблагополучных семей, а затем постепенно перешло на нормальные, вполне благополучные. Во многих делах главным обвинением является “ненадлежащее исполнение родительских обязанностей”, которое толкуется весьма широко и неадекватно.

Все желающие также задать вопросы господину Домбровскому могут это сделать по телефону:  (052)  36  2-17-95.

По материалам:   http://sovest.dnepro.org/2010/1577.html; http://jujust.com.ua/2010/06/14/sirenko2/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Важно!!!
Семьи пострадавшие от Ювенальной Юстиции!!! Где гарантия, что завтра помощь не понадобится вам! Дело №3 Болотовы Дело №4 Запорожец Дело №5 Иванова видео на youtub - БолотовыКуда писать?
Родительская рассылка
Календарь
Июнь 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
free website clock информер часов на сайт