Плакат ЮЮ

Александр  Шурыгин

Не исключено, что когда начнут отнимать детей, социальных работников будут встречать с ослопом в руках, а приставов и сотрудников милиции — картечью.

В последнее время тема ювенальной юстиции порождает весьма жаркие споры в СМИ, и причины для этого имеются. Слишком уж важные вопросы решаются, и допустить ошибку в решении этих вопросов нельзя. На повестке дня не экономическое процветание, не спасение банковского сектора и даже не сохранение территориальной целостности страны. На повестке дня — физическое выживание народа. И, к сожалению, это не просто громкие слова.

О сущности проекта ювенальной юстиции сказано уже немало. Много сказано и о том, как аналогичные проекты проводятся в жизнь в других странах. Постараюсь в данной статье сконцентрироваться на вопросах, недостаточно освещённых, на мой взгляд, но имеющих большое значение.

1) О двух ювенальных юстициях.

Если максимально упростить понятие «ювенальная юстиция», то получится, что она складывается из двух составляющих — противодействия детской преступности и обеспечения соблюдения прав ребёнка. При этом все без исключения сторонники создания в России ювенальной юстиции делают акцент сугубо на первой составляющей, зачастую просто замалчивая второй компонент. Действительно, состояние дел с подростковой преступностью в России ужасающее и ювенальная юстиция в первой своей части может быть полезна и даже нужна, при учёте необходимости тщательной проработки соответствующего законодательного сопровождения.

Но вот недостатки от внедрения второго компонента с лихвой перевесят все возможные плюсы. Уродливые формы, которые принимает ювенальная юстиция в странах Запада, демонстрируют ещё раз, что защита прав ребёнка — палка о двух концах. Так исторически сложилось, что защита прав человека в России пока не стала «национальной идеей» и у нас во имя прав человека не происходят массовые жертвоприношения. Но вот защита прав и интересов ребёнка вполне может стать такой идеей фикс.

Очень часто сторонники введения в России ювенальной юстиции говорят о том, что она существовала в Российской Империи в начале 20 века. Безупречный приём воздействия на оппонента — раз уж нашими дедами ювенальная юстиция была введена, то и нам она не повредит. Однако подобные утверждения — пример вольного обращения с фактами. Действительно, частично элементы ювенальной юстиции в Российской Империи существовали, но тогда она включала в себя только первый из двух компонентов, указанных выше. Права родителей по отношению к детям никоим образом не подрывались соответствующим законодательством. Напротив, права в отношении детей, их воспитания и быта не просто гарантировались, но признавались незыблемыми, важнейшими для социальной стабильности.

Действовавшее на тот момент законодательство предусматривало, в частности, следующее: «личная родительская власть [над ребёнком] прекращается единственно смертью естественною или лишением всех прав состояния, когда в последнем случае дети не последуют в ссылку за своими родителями»[1]. Более того, указывалось, что «в личных обидах или оскорблениях от детей на родителей не приемлется никакого иска, ни гражданским, ни уголовным порядком»[2]. Таким образом, очевидно, что сама возможность привлечь какую-либо государственную структуру или арбитра, чтобы навязать родителям чью-то волю, либо лишить их прав в отношении детей, противоречила напрямую действовавшему законодательству Российской Империи.

В том же, что касается обязанности содержать ребёнка, давать ему должное пропитание, одежду и воспитание, указывалось, что родители обязаны предоставлять всё это «по своему состоянию»[3], т.е. с учетом материального положения семьи. Вместе с тем, на детях лежала обязанность «оказывать родителям чистосердечное почтение, послушание, покорность и любовь; служить им на самом деле, отзываться о них с почтением и сносить родительские увещевания и исправления терпеливо и без ропота»[4]. Как написано, какие слова! А ведь это положения закона, хотя их можно прямо сейчас распечатывать и вешать на стену как руководство к достижению семейной гармонии. Можно сравнить с положениями современного Семейного Кодекса — нынче пишут кратко, но вот души не осталось даже следа, одна сухая норма.

Однако общий вывод таков — полноценной ювенальной юстиции (в нынешнем понимании) в Российской Империи не было и быть не могло — в части, затрагивающей отношения родителей и детей она бы противоречила действующему на тот момент законодательству. Да и сегодня вторая составляющая нам не нужна, она вредна и опасна.

2) А судьи кто?

Так получается, что все сторонники ювенальной юстиции говорят об особых требованиях, которые должны предъявляться к судьям и работникам социальных служб — упоминаются и знание детской психологии, и высокий профессиональный уровень, и человечность, и честность. Но вот где же взять этих судей, равно как и всех остальных служащих, которые будут обеспечивать работу ювенальной юстиции?

Взять их неоткуда. По крайней мере, в нашей стране, страдающей от затяжного коррупционного кризиса, поразившего всю бюрократическую систему государства. О причинах этого кризиса можно и нужно говорить отдельно, но вот о следствиях не сказать преступно. В стране, где обычным явлением стали оборотни в погонах, оборотни в белых халатах, оборотни с указкой и мелом в руках и сотни прочих разновидностей коррупционеров, глупо предполагать, что можно построить сколько-нибудь рабочую систему ювенальной юстиции. Это неизбежно будет ещё один из способов «кормления» за счёт населения, а если называть вещи своими именами — налог на детей, при котором родители будут под угрозой лишения родительских прав вынуждены содержать взятками штат «ювенальщиков». А ведь дети — это не машина и даже не квартира. За детей последнее отдашь. И будут отдавать, ещё как будут! Тем более, кто будет оценивать деятельность «ювенальщиков»? Или в каждом случае нужно будет писать письмо Президенту, чтобы помог, разобрался и отстоял?

Как сказал один известный общественный деятель в интервью, посвященном проблеме ювенальной юстиции, «Понятно, что каждый конкретный случай требует оценки и осмысления. И если на самом деле кто-то из каких-то социальных работников где-то в какой-то стране не оценил ресурсы конкретной семьи, не использовал их для сохранения этой семьи и помощи ребенку, а создал условия, в которых семья была разрушена, — это профессиональная ошибка.»[5] Однако на практике всё может быть ещё страшнее — оценив ресурсы (прежде всего материальные) конкретной семьи социальный работник может их «использовать» для её сохранения. А может не использовать и разрушить нормальную семью, и это будет профессиональная ошибка. Профессиональная ошибка, которая разрушит судьбу даже не одного человека (как бывает, когда человека незаслуженно осуждают за преступление, которого он не совершал), а целого семейства. То есть, с какой стороны посмотреть — с одной стороны трагедия, а с другой — просто профессиональная ошибка.

Разумеется, найдутся и в системе ювенальной юстиции честные и квалифицированные люди, как есть они в милиции и в медицине и в образовании. Но всевозможного гнилья и просто некомпетентных людей тоже будет как минимум немало. Сейчас по-другому быть не может. Поэтому вводить ювенальную юстицию, а тем более её вторую составляющую, предусматривающую механизмы активной защиты интересов и прав ребёнка, сейчас нельзя ни в коем случае.

3) Семь раз отмерь и сто раз обсуди.

Удивительно, но в открытом доступе присутствует достаточно мало материалов, описывающих в деталях, как должна работать система ювенальной юстиции в будущем. Нет критериев определения того, нарушаются ли права и ущемляются ли интересы ребёнка. Нет чёткости и конкретики. А когда нет конкретики — жди беды. Нет, я не сомневаюсь в компетентности законодателей и их помощников — работа, которую они делают, сложная, ответственная и важная. Но результат не всегда бывает красивым или даже просто работоспособным. Ознакомившись с особенностями российского права, зарубежные юристы нередко хватаются за голову. Во всех странах закон что дышло, но у нас возможность совершенно противоположных толкований — это врождённая особенность весьма существенного числа правовых норм. В результате стандартная политкорректная формулировка, с помощью которой консультанты зарубежных фирм описывают особенности нашей правовой системы, звучит примерно так: «положения российского законодательства зачастую противоречат друг другу, отличаются нечеткостью, а их применение и приведение в исполнение зависит от ряда обстоятельств и отличается субъективным подходом». В разных вариантах эта формулировка встречается во всех отчётах и заключениях, посвящённых российскому праву и подготовленных для иностранных компаний.

Нет никаких оснований полагать, что с ювенальной юстицией будет по-другому. Однако если в других сферах ошибка может стоить нескольких миллиардов экономике и неизбежно выявится достаточно быстро, то в данном случае цена, которую может заплатить российское общество, неизмеримо выше. Поэтому проекты любых законодательных актов, посвященных проблеме ювенальной юстиции, должны быть подвергнуты не просто широкому, а всенародному обсуждению, и уж тем более не должны замалчиваться.

Наконец, где критерии оценки? Ведь именно в них кроется тот заряд негатива, который может быть заложен в проект ювенальной юстиции. Возьмём элементарный пример — живёт в благополучной и даже зажиточной российской семье сын-подросток. Ходит в элитную школу, дружит с другими ребятами — всё как у остальных детей зажиточных родителей. Но вот папа очень много работает, дома почти не бывает. То командировки, то встречи, в лучшем случае приходит на ночь. Ни спортом позаниматься с ребёнком, ни «за жизнь» поговорить времени не хватает. Конечно, у папы ответственная работа, от него зависит много людей, но сотрудник социальной службы приходит однажды и говорит, что подросток в школе подрался, разбил нос однокласснику (нормальная жизненная ситуация), не был вовремя привит и не прошёл диспансеризацию, а социальные службы связывают это с недостатком родительского внимания. И посему вот вам ультиматум — или проводите время с ребёнком и чтобы никаких больше проблем, или мы вас в бараний рог. У нас, дескать, план и критерии — не меньше 4 часов в день продуктивного общения с каждым родителем, или 6 часов общения непродуктивного.

Возможна такая ситуация? Вполне возможна и даже вероятна. А теперь представим, что сына зовут Илья Дмитриевич Медведев, а его папа — Президент РФ. И вот Президент РФ говорит, что бросить работу не может — миллионы людей, кризис экономический, ответственность — войдите, дескать, в положение. А социальный работник отвечает, что это вы в суде расскажете, а ребёнка мы всё равно заберём и отдадим тем, у кого будет достаточно времени на него.

Ситуация, конечно, умышлено доведена до абсурда, но отчасти демонстрирует, что может выйти из этой инициативы при отсутствии чётких критериев, руководствуясь которыми можно будет принимать решения и отталкиваясь от которых такие решения можно будет обжаловать.

4) А может быть всё-таки провокация?

Поразительно, насколько мало уделяется внимания тому заряду нестабильности, который может быть заложен вместе с ювенальным проектом в самое сердце российского общества. Либо об этом просто никто не думал из авторов и сторонников ювенальной юстиции, либо в этом и заключается весь смысл.

Ведь негативные последствия внедрения ювенальной юстиции ударят не только по семье, по рождаемости, по людям — они ударят по стабильности и порядку, могут просто подорвать весь фундамент России в нынешнем её виде. Народ наш, слава Богу, терпелив, многое может вынести без ропота. Но вот ювенальной юстиции он может не вытерпеть и выдать такую реакцию, которой руководство страны может просто не ожидать, а инициаторы проекта — ждать с нетерпением. Ведь когда у человека отнимают доход, как у перегонщиков праворульных машин, или уменьшают социальные льготы, дело может закончиться потасовкой с ОМОНом. Но когда начнут отнимать детей, может дойти и до большой крови. При всей забитости и всех страхах среднестатистического россиянина, когда дело дойдёт до самого дорогого — до детей, никто просто так руки не сложит. А когда станет ясно, что правды не добьёшься, люди могут начать вести себя совершенно непредсказуемо. Финн Рантала, по сообщениям прессы, сам собирался отвести в социальный приют своего сына [6]. На то он и законопослушный гражданин сытого ЕС, там это норма — но у нас не исключено, что социальных работников будут встречать с ослопом в руках, а приставов и сотрудников милиции — картечью. И весьма вероятно, что общественное мнение встанет на сторону родителей, если только за ними не числится каких-то ужасных преступлений в отношении собственных детей.

На этом фоне могут серьёзно уменьшиться рейтинги руководителей страны, а там недалеко и до акций неповиновения. Ведь чтобы расшатать страну не нужно много усилий — надо приложить их к нужной точке. И семья — именно такая болевая точка, последняя крепость, сдавать которую ни один нормальный человек не станет.

Насколько высшее руководство страны осознаёт эти риски — сказать сложно. Есть вероятность, что просто не осознаёт, не хватает времени разобраться. Рассказали советники — хороший проект закона по снижению подростковой преступности и защите детей. Кто же против этого возразит — защищать, снижать, обязательно! Но вот о тех последствиях, к которым может привести внедрение ювенальной юстиции, руководители страны и законодатели, к сожалению, могут и не подозревать.

Примечания:

1. Свод Законов Российской Империи. Том Х. Свод Законов Гражданских. Книга I, Раздел I, ст.178.

2. Свод Законов Российской Империи. Том Х. Свод Законов Гражданских. Книга I, Раздел I, ст.168

3. Свод Законов Российской Империи. Том Х. Свод Законов Гражданских. Книга I, Раздел I, ст.172

4. Свод Законов Российской Империи. Том Х. Свод Законов Гражданских. Книга I, Раздел I, ст.177

5. К. Борисова. Опасна ли ювенальная юстиция? Интервью главы комиссии по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы Общественной палаты Российской Федерации А.Г. Кучерены и члена Общественной палаты Российской Федерации О.В. Зыкова пресс-службе Данилова мужского монастыря г. Москвы. (Москва, май 2009 г.) //Консультант +.

6. lenta.ru/news/2010/03/15/realize/»>http://lenta.ru/news/2010/03/15/realize/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Важно!!!
Семьи пострадавшие от Ювенальной Юстиции!!! Где гарантия, что завтра помощь не понадобится вам! Дело №3 Болотовы Дело №4 Запорожец Дело №5 Иванова видео на youtub - БолотовыКуда писать?
Родительская рассылка
Календарь
Июнь 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
free website clock информер часов на сайт